Спасская фотостудия. Начало 1930-х.

Доброго здоровья!

Накопилось некоторое количество старых фотографий, на которые обратил внимание уже давно. Этим снимкам без малого 100 лет, собрались они из семейного архива, затем из запасников односельчан. Вообще ещё в детстве любопытно было рассматривать совсем молодые лица своих бабушек, их необычную одежду, слыша их рассказы о своих подругах, давних историях жизни, бытовых мелочах, отношениях между людьми: как они общались между собой, как относились к родителям и многое другое… Всегда  важно заглянуть в прошлое, чтобы понять, кто ты. А лица! Какие же они были красивые и простые!

Исады. Фурмина ( дев. Сенькова) Александра Филипповна с мужем Фурминым Николаем Афанасьевичем. Около 1927-1928 г.
Аргамаково. Сенькова (зам. Щаулина) Анастасия Филипповна (справа). Около 1934-1935 г.

И вот, много лет спустя, собралось несколько студийных фотографий, у которых явно одинаковым был задний план — рельефная колонна слева, а правее — развесистые кроны деревьев и прекрасные облака. Очень художественная по исполнению (на моё восприятие) картина, если сравнить с заставками многих других фотостудий предвоенных лет. Сам собой возник вопрос: а где происходила съёмка? Видимо, фотографии объединены определённым временным промежутком, когда они снимались. Есть ли схожесть платьев, нарядов, причёсок? И что это за время? После некоторых сложных рассуждений и сопоставления дат и событий жизни запечатлённых на фото людей стали вырисовываться некоторые ответы. Кстати, далеко не все имена заснятых лиц нам сегодня известны. Спросить-то уже некого почти… Выводы приблизительно такие.

Фото делались наверняка в Спасске, обстановка слишком студийная. К примеру, многочисленные сельские фото, делавшиеся «на дому», значительно отличаются и задним планом, и прочими мелкими подробностями, и, конечно, качеством в целом. Ближайшее место, где могли фотографироваться все эти молодые сельские барышни и кавалеры — город Спасск. Явно присутствовала мода на подобную съёмку у молодых людей «в городе», к ней тщательно готовились. Как сейчас сказали бы, это была трендовая фотосессия (из одного кадра).

Наряды. Помню, как рассказывала бабушка о модных у девочек в то время блузках в виде «матроски». Причём шились они часто самими девушками или кем-то из «опытных» старших швей, для них собиралась нужная фурнитура: ленты и пр. Шнурованные высокие женские боты также обращают на себя внимание. Юбки в складку, бусы. Мужчины в рубахах навыпуск, подхваченных сверху ремнём, косоворотки… Но также присутствует представительный пиджачный вариант.

Исады. Цепляевы Михаил Фёдорович и Полина Селивёрстовна. 1931 г.
Аргамаково. Гуркин Василий Петрович (серед.). Около 1928-1933 г.

Причёски. Накрученные сбоку от заглаженного пробора в мелкие завитки девичьи чёлки… Особо обратил на себя внимание отделённый посредине лба и закрученный завиток. Явный признак какой-то неведомой кратковременной моды…

Время. Все раскладки приводят к предположительному диапазону между 1927 и 1935 годом. Время позднего НЭПа на его закате, перед отменой «новой экономической политики», и начала насильственной коллективизации сельского хозяйства — с его отъёмом имущества, скота, орудий труда и репрессиями несогласных «кулаков», удушение «единоличников», понуждение к вступлению в колхозы. Перелом между временем относительно восстановившегося благополучия после Гражданской войны и приходящим временем утраты самого необходимого для поддержания жизни большой крестьянской семьи. А семьи тогда действительно были большими, 7 — 9 детей — не редкость.

Возможно, фотографии из «Спасской фотостудии» есть и вашем семейном архиве. Большую ценность имели бы не только изображения, но и надписи на тыльной стороне фото. Очень важно знать, кто изображён на них: имя, фамилию (девичью и в замужестве), отчество, годы жизни, время съёмки, родство или связи между лицами в кадре. Эти сведения часто помогают в наших многочисленных поисках по самым разным вопросам. Никогда не знаешь, что такой кадр может неожиданно раскрыть самую большую загадку! Если появится о ком-то много воспоминаний,  сделаем об этом человеке рассказ.

Аргамаково. Малахова (дев. Сенькова) Анна Филипповна (слева), возм. Игонина (дев. Сенькова) Мария Тимофеевна (серед.). Около 1930-1933 г.

Возможно, такие фотографии обнаружатся в самом Спасске или в округе бывшего огромного Спасского уезда и их удастся собрать в большую галерею — это будет вообще огромным достижением! Тогда мы сможем придумать что-нибудь полезное и познавательное, вроде выставки, например, совместно с нашими друзьями из Спасского краеведческого музея им. Г.К.Вагнера. Может быть, вы кого-то узнали на этих фото. Сообщайте на сайт, присылайте фотографии! Или просто укажите, как можно с вами связаться, чтобы сканировать имеющееся у вас фото. Подписи уже известных нам изображённых лиц подписаны под каждым фото. При обнаружении ошибок и неточностей — всегда рад вашим поправкам и дополнениям.

Летописец.

Какими были Исады в 1795-м.

Во время царствования Екатерины II были составлены новые карты российских губерний по уездам и проведены широкие работы по межеванию участков (дач), принадлежащих частным владельцам. Эти работы назывались Генеральным межеванием. Дачам (участкам) в ходе Генерального межевания присваивались номера и наносились вместе с границами участков на карты, так называемые планы генерального межевания (ПГМ). Для атласа Рязанской губернии такие карты были созданы в 1790 году. Прилагаемые к ПГМ описания участков по уездам всех губерний вышли изданиями под названием «Планы дач генерального и специального межевания». Позднее они были дополнены, а эти первые издания были названы 1-й частью «Планов дач…». Такая книга была создана и по Спасскому уезду Рязанской губернии.

После проведения 7-й ревизии (переписи населения) в 1816 году к атласу ПГМ для каждого уезда были созданы рукописные экономические примечания, в частности — «Экономические примечания к Атласу Рязанской губернии». В них для каждого номера участка ПГМ приведены топографические и экономические сведения, сведения о владельцах дач по состоянию на 1816 год. В них также отражены некоторые изменения, произошедшие со времени проведения Генерального межевания (исчезновение деревень, образование новых селений или перемена их статуса). Например, деревни могли стать пустошами. Владельцем исадского имения этого времени в ПГМ указан Григорий Павлович Ржевский.

Знаменитые карты Менде стали создаваться в 1850-е годы, они во многом уточняли ПГМ 1790 года, но в них также закрались и некоторые ошибки, которых не было в ПГМ. Например, речка Ряса, верховья которой лежат в полутора километрах южнее д.Шатилово, а впадает в Оку она у с.Муратово, по недоразумению картографа стала называться в нижнем течении Алёнкой. Хотя это название относилось только к северному притоку Рясы, впадающему в неё чуть выше Дебрей. Карта Менде Рязанской губернии вышла в 1850 году.

Вскоре началась земельная (крестьянская) реформа. Она потребовала уточнения границ участков ПГМ, т.к. многие помещики вольно перекроили многие границы. Земли, которые должны были отойти в пользование крестьянских общин, как правило, уменьшались помещиками. Реформа потребовала проведения новых межеваний. В ходе этих работ, проводившихся по Рязанской губернии, видимо, около 1862 года, стали издаваться книги-описания, названные 2-й частью «Планов дач…». Владельцами имения в Исадах и ближайшей округе (Муратово) уже значились Кожины.

Описание Исад и прилежащего к селу имения Г.П.Ржевского из «Экономических примечаний…» приведу ниже.

По данным 5-я ревизии 1795 года, в селе Исады было 145 дворов, где проживало душ мужского пола – 453, женского – 424. Село учитывалось «з деревнями Рудневой Аргамакова тож», где проживали в 46 дворах лиц мужского пола – 236, женского – 228. Село с деревнями и выделенными в 2-х местах церковными землями были во владении подполковника (на то время) Григория Павловича Ржевского. Владения занимали 3078,8 десятин площади (около 3364 га), в т.ч.:

  • 49,9 десятины под селениями (55 га),
  • 1386,8 десятины под пашней (1515 га),
  • 651,9 десятины под сенными покосами (712 га),
  • 726,0 десятин под лесом (793 га),
  • 264,2 десятины под неудобьями (289 га).

Далее – дословное описание участка. Нужно заметить, что названия в нём часто отсутствуют не потому, что их не было у местного населения. Изначально карты составлялись инженерами во время проведения топографической съёмки на земле. Тогда же, по-видимому, опрашивалось население о названиях тех или иных урочищ. Но вопросы задавались далеко не по всем топографическим объектам (ручьям, оврагам). А когда те же инженеры отрисовывали карты в своих кабинетах, уточнять названия уже было не у кого. Отсюда и оставались многие урочища без названий, а в описаниях им давали наименования «безымянных». Тем же «кабинетным» путём вкрались неточности в описании расположения самого села и отдельных урочищ. Например, если часть застройки не была нанесена, или объект, явно относящийся к селу, не был записан (расшифрован) при полевой съёмке, они не попали в черту селения.

Волга под Симбирском. 1881. (Худ. М.К. Клодт.)

«Положение имеют: село на горе реки Оки и безымянного одного [оврага] на правой сторонах, на коем пруд (1), в нём саженная (2) рыба караси, а другова безымянного оврага – на левой, и по обе стороны безымянного отвершка (3).

В том селе церковь каменная Живоначальныя Троицы (4), дом госпоцкой каменной, при нём сад Арегулярной (5) с плодовитыми деревьями.

Деревня на горе ж по берегам безымянных оврагов: одного на правой, а другова — на левой сторонах, при колодезях.

А дача простирается: реки Оки, речек Марщенки [Мариценки] на правой а Студенца на правой и на левой, и по обе стороны тех речек, Студенца и Мариценки, озёр Боброва, Городскаго, Сонина, Кусурина (6), Луговаго и безымяннаго и при многих оврагах и отвершках. Та река и речки против онаго села и дачи в летнее жаркое время глубиною бывают: реки на 2 сажени [глубиною] (7), шириною на 190 сажень (8), по ней судовой ход описан… [вверх и вниз продолжается во всё летнее время на стругах и барках с разною нагрузкою, как-то: с хлебом, солью, с железом, лебастором (9) и протчими нагрузками, — на плотах гонка строеваго лесу вниз о оной реки в разныя города…]. Речки глубиною на поле аршина (10), шириною на 2 сажени (11). В реке рыба: осетры, стерледи, белая рыбица (12), сомы, судаки, шерешперы (13), окуни, язи, щуки, плотва. В речках: щуки, окуни, гольцы, пискари и плотва. А в озёрах лини и караси. Вода во всех их людям и скоту здрава.

Церковныя земли лежат на правой стороне реки Оки (14) и одна при озере Луговом (15), которыя обрабатываются онаго села приходскими людми земля, грунт имеет пещаной и без удабрывания не способна. Из посеянного на ней хлеба лутче родится рожь, овёс, ячмень. А пшеница и другия семена – средственны.

Покосы хороши. Лес растёт дровяной дубовой, осиновой, берёзовой, ольховой и ивовой, который для поташа (16) не способен. В нём — звери: волки, лисицы, зайцы, белки, горностаи, — птицы: тетерева, куропатки, рябчики, дикия голуби горлицы, щеглы, чижи, дрозды, соловьи, сои (17), совы, коршуны, ястреба, зяблицы, овсянки, синицы, вороны, сороки, галки, грачи, воробьи, в полях перепёлка и жаворонки. При реке и озёрах разных родов дикия утки и кулики.

Крестьяне состоят на пашне, промышляют хлебопашеством и чему они склонны. Земли на помещиков и на себя запахивают без остатку. А женщины сверх полявой работы упражняются в домашних рукоделиях: прядут лён, посконь (18) и шерсть, ткут холсты и сукны для своего употребления и на продажу.»

Примечания.

  1. Пруд между горами Шатрище и Камневой обозначен на ПГМ, т.е. существовал уже в 1790 г., по-видимому, его плотина возводилась для устройства мельницы.
  2. Т.е. рыбу в пруду искусственно подсаживали, заводили.
  3. Отвершек – как правило, верховья оврага, где понижение относительно окружающей местности ещё невелико.  В данном случае, «безымянным отвершком» назван овраг, начинающийся у бывшего здания земской школы. Описание помещает Исады между современными оврагами Барак (с прудом) и Детинух (с речкой Прощенный Колодезь).
  4. Ошибка описания. Правильно — Церковь Воскресения Христова.
  5. Как видим, Регулярный (или всё же Иррегулярный) плодовый сад (описан в качестве основного достижения в аграрной деятельности В.Н.Кожина в его книжке «Село Исады на Оке-реке», а также в книге его внука – Г.К.Вагнера) возник гораздо раньше появления в Исадах владельцев Кожиных. Причём, само название пришло к Кожиным из XVIII века от Ржевских.
  6. Неверное прочтение названия с карты при составлении описания. На карте название озера – Пасурино.
  7. Около 4,3 метра.
  8. Около 405 метров.
  9. Алебастром.
  10. Около 0,71 метра.
  11. Около 4,3 метра.
  12. Белорыбица, или нельма – очень ценившийся за пищевые качества вид, распространявшийся в былые века из Каспийского моря (эндемик). В наше время выше Волгоградской ГЭС утратил возможность подниматься по Волге и в диком виде исчез, поддерживается только искусственным разведением. Внесён в Красную книгу РФ со статусом «исчезающий вид» и международную Красную книгу.
  13. Жерех.
  14. На месте современного посёлка Красный Яр. Оба участка обозначены на ПГМ буквами «ц.з.» (церковная земля).
  15. На противоположном от Облачинской дюны берегу Оки (ныне старицы), к северо-западу.
  16. Поташ – соль, карбонат калия, получавшаяся из древесины. Использовалась для производства жидкого мыла, красителей, стекла.
  17. Сойки.
  18. Ткань из конопли.

(Большая благодарность Виталию Филиппову за помощь в поиске источников.)

Летописец.

Умер скульптор Илья Павлович Вьюев

Дорогие друзья сайта,
сегодня с нами не стало Ильи Павловича Вьюева. Одним из последних образов, о создании которого он мечтал, был памятник Прокопию Ляпунову для села Исады. Илья Павлович в одно мгновение загорелся желанием создать скульптуру народного полководца, не спал ночей и за несколько дней сделал модель будущего памятника. Он продумывал незнакомый облик до самых мелочей, от оружия воеводы до частей одежды и пуговиц. Даже от первого брошенного на Прокопия взгляда по телу побежали мурашки! Образ был настолько прочувствован автором и мастерски передан в движениях, выражении лица — в один миг посетило ощущение, что прикасаешься к исторической правде, которой раньше никто не знал.

Но пройти путь от модели до установки памятника в Исадах оказалось слишком трудно. Илья Павлович был готов к нему, хотя силы оставляли… Прошлым летом он подарил модельную скульптуру Прокопия Исадской школе для хранения и показа всем, кто пожелает приложить свои старания, к созданию будущего памятника. А у нас, как всегда, много слов — мало дела… Не так давно бронзовая фигура Прокопия Ляпунова, выполненная скульптором Вьюевым, промелькнула в кадрах годового отчёта главы администрации Спасского района…

Посещение его подмосковной мастерской было чудом наяву. Столько исторических портретов рядом! О каждом он увлечённо рассказывал, как искал прижизненные изображения, исторические свидетельства современников, объяснял антропологические особенности тех местностей, откуда происходили воссоздаваемые им лица. Поразила скульптура Николая Чудотворца, сделанная для морской пристани в Севастополе — это было новое собирательное иконографическое изображение святого — Никола Морской. Илья Павлович в несколько дней начертал и наброски часовни для Исад, с поясом изразцов, фигурой Николая Чудотворца — древнего покровителя и хранителя нашего прибрежного селения. И такой замысел был…

Вьюев Илья Павлович, художник – прикладник, член МОСХ, скульптор, родился 21.11.1944 г. в Москве. Родиной его отца была Рязанская область, и он страстно мечтал сделать свой вклад в культурное богатство края, посвятить скульптуру Прокопия Ляпунова памяти своего отца и рязанских корней.

Илья Павлович учился в МСХШ и в МГХПУ (бывшая “Строгановка”). Преподавал в МГХПУ на кафедре рисунка. Работал как художник-реставратор. Автор ряда памятников и скульптурных композиций, установленных в Москве, Московской области, на Командорских островах, а также творческих работ в металле, керамике, дереве, кости. Некоторые его работы хранятся в Бородинском музее-заповеднике, в музее города Петропавловск-Камчатский, в Алеутском музее села Никольское на острове Беринга, в Угличском историко-архитектурном музее, в частных коллекциях. В 1960-80-е годы принимал участие во многих городских, всесоюзных и международных выставках секции декоративно-прикладного искусства МОСХ, в 2000-е участвовал в московских выставках как скульптор. Илья Павлович Вьюев активно участвовал в работе Московского историко-просветительского общества «Русская Америка». В последнее время скульптор работал над портретами политических деятелей, учёных и преподавателей «Навигацкой школы», из чьих стен вышли многие отважные моряки – первопроходцы, участники северных и восточных экспедиций XVIII века.

Вьюев Илья Павлович жил и работал на Командорских островах с 1986 по 1992 гг. Сначала в качестве строителя и архитектора, потом – мастера-костореза. Организовал на острове Алеутский культурный центр, мастерскую национального художественного промысла, сотрудничал с Алеутским музеем и другими музеями страны. 1990-е годы прервали эту работу, но после нескольких лет, проведённых на острове Беринга, интерес Ильи Павловича Вьюева к Русской Америке выразился в желании узнать как можно больше о людях, имена которых вписаны в её историю. Точки приложения его интереса как художника и способы творческого художественного выражения выразились в работе над портретами исторических личностей того времени и создании сюжетных композиций, несущих смысловую историческую информацию. Особое внимание уделялось работе с историческим материалом, соответствию времени и эпохе, к которой принадлежали герои – их костюму, причёске, различным предметам и антуражу, несущему подчас глубокий символический смысл.

Царство небесное Илье Павловичу! Вечный покой! И вечная память!

Прощание состоится в Москве в воскресенье, 13-го февраля, в 12 часов, в храме Троицы в Листах (м. Сухаревская) будет отпевание. В 15 часов — прощание на Николо-Архангельском кладбище.

Летописец.

Исады с квадрокоптера. Лето 2021.

Доброго здоровья!

В снежные зимние дни предлагаем заглянуть в лето! Полетаем на квадрокоптере над Исадами вместе с автором видео Владимиром Горшковым. Съёмки сделаны летом 2021 года. Музыка хороша — соответствует картинке…

Как сказано у Пушкина:

… И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня. 

Это и другие видео также можно просмотреть в разделе сайта  «Фото».

Летописец.

Исадский пленэр первокурсников РХУ. «Робинзонада» 1983 года. (Окончание.)

Доброго здоровья, друзья!

Перед вами заключительная часть нашего рассказа (см. начало здесь) о летней практике студентов — художников РХУ. Главное, для чего приехали ребята в Исады в июне 1983 года — это, конечно, не строительные работы, а этюды на открытом воздухе — пленэры. Художественных работ, сохранившихся с того времени, пока в семейных архивах нынешних маститых художников, а также в архивах РХУ обнаружить не удалось. Но представить их можем по фотографиям окружающей природы или по картинам Виктора Ивановича Иванова. Зато сохранилось несколько чёрно-белых фотоснимков ребят за работой.

На этюдах.

Рассказывает Юлия Герасимова.

На этой фотографии — Стас Сердюк.

Очень жаркий был день (полдень). Вот, тут они, должно быть, поэтюдили, да на крышу (церкви) и полезли.

Однажды в исадскую эпоху на этюды ходили (на другое место). Церковь там — с исадского берега видно. Её и ходили писать.*

 

На этой фотографии: Андрей Садышев, Стас, Вовка.

Даже если бы не было подрисовано солнце, по обмотанной голове Садышева видно, что день очень жаркий.

Приокские луга. Картина В.И.Иванова. Примерно такие виды могли запечатлеть на этюдах ребята в 1983-м.

 

 

 

 

 

 

 

Июнь или июль 1983. Паром.

 

На этой фотографии: Саша Трухин, Владимир Щепилов, Гена Коробков, Юра Широков, Оля Самойлова, Роман Ягодкин, Стас Сердюк, Татьяна Филимонова, Андрей Садышев, Константин Михайлов, Оля Капустина.

К сожалению, меня лично не было на этом пароме.**

 

 

На этюдах Т.П. Власова.

На этой фотографии: Татьяна Петровна Власова, Рома Ягодкин, Вова Щепилов, Таня Филимонова.

Момент нашей руководительницы, Татьяны Петровны Власовой, во время написания этюда. Вокруг неё ребята и две прибившиеся местные девочки. Пришли посмотреть на художников.

А что это за сарай? А это тот самый, над которым нужно было в случае чего флаг подымать))

Кстати, за этим сараем дальше вниз — шёл по спуску к Оке бывший огород. Ну, на нём никаких культурных посадок не было. Заросший был. Хотя следы гряд сохранились. И вот, если пройти весь этот огород вниз, окажешься на берегу Оки, достаточно широкой. Хотя, в наших последующих летних пленэрах Ока была и ещё шире, такая, что и другой берег был плохо виден. В Исадах противоположный берег Оки просматривался неплохо. Купаться иногда ходили на Оку. Оксана Щеголькова показательно переплывала Оку на тот берег и обратно. Кстати, с нашей веранды берег Оки — возле самой воды — был виден достаточно хорошо.

У того же сарая: Стас, Борис Козьяков (Тула, 16 лет) и Эдик Богорад (Витебск, 16 лет) — возвращаются с дневных этюдов.

Они тут очень такие «атмосферные», вызывающие улыбку.

 


 

Одна из моих самых — самых любимых фотографий. Лето 1983, паром на Оке…

На этой фотографии: Вовка Щепилов, Роман Ягодкин, Оля Самойлова, Андрей Садышев, Костя Михайлов и Таня Филимонова, Юра Широков, Стас Сердюк, Гена Коробков, Саша Трухин, Константин Михайлов, Оля Капустина.

Фотография с этого парома была загружена мною в альбом значительно позже, поэтому хронология, так сказать, нарушена.***

Я мало что могу сказать про этот эпизод. Кроме того, что это уже последние дни июня, и в Рязани начинается защита дипломных работ выпускных курсов. Поскольку диплом — это важный момент, вся наша тусовка сорвалась с места и дружно отправилась в Рязань, в родное РХУ, чтобы своими глазами увидеть весь процесс. Не знаю, как у наших всё это было. Судя по фотографиям — весело. А мы с Иринкой Виноградовой уехали в Рязань накануне своим ходом. Мы ведь с ней снимали вместе квартиру. не помню, что нам там занадобилось так срочно в Рязани. Может, деньги нужно было на почтамте получить. Не помню. Помню только, что мы с ней вышли из Исад пешим ходом, шли по шоссе среди июньских полей и белых облаков, а потом нас догнала «лошадка, везущая хворосту воз», то есть, телега с сеном. И дальше мы на этой телеге доехали до автобуса, идущего на Рязань. Больше ничего не помню.

Паром класса «СП». Примерно такой ходил в 1983-м от Фатьяновки на другой берег Оки. 2010.

* — Речь идёт о церкви в Муратово, она видна из Исад. Её могли писать с Красной Горки (мыс недалеко от исадской церкви), там лучшее видовое место. Сейчас, правда, все берега Оки заросли, как в джунглях Амазонки, церковь вряд ли видно сквозь листву деревьев.

** — Исадский паром действовал до конца 1990-х примерно. Видимо, плавали на нём ребята на остров (где паслись стада коров) на пленэры.

*** — Фото сделано на пароме переправы между Фатьяновкой и левым берегом Оки (у Спасска, точнее, у дома, в котором жили цыгане и который назывался Старорязанскими Двориками). Позади ребят, сидящих на спасательной лодке, хорошо видна металлическая «нога» (вращающаяся балка для спуска лодки). На позднем цветном фото такой ноги не видно, она должна быть на верхней палубе, у рубки, там размещалась спасательная лодка. Обычно туда пассажиров парома «матросы» не пускали. Как ребятам удалось туда залезть для съёмки? Видимо, они возвращались в Рязань через Спасск (оттуда ходили и ходят автобусы до Торгового городка).

(Пояснения Летописца.)

Летописец.

Исадский пленэр первокурсников РХУ. «Робинзонада» 1983 года. (Продолжение.)

Доброго здоровья!

Мы продолжаем начатый недавно рассказ о приключениях первокурсников РХУ на учебной практике в Исадах в 1983 году. Ещё немного об устройстве повседневного быта студентов в знаменитом Поповом доме (ныне доме В.И.Иванова).

Рассказывает Юлия Герасимова.

Дом В.И.Иванова с улицы. 2015 год. Из этих окон рабочей «веранды» (она же обеденная) ребята смотрели на улицу через плёночные окна.

Как мы там спали? Кроватей ведь не было. Были матрасы с подушками и одеялами. Эти матрасы стелились прямо на пол. В исадском доме ведь было несколько комнат. Комнаты на втором этаже были достаточно просторные, и совершенно пустые. Помнится, что несколько столбов в центре комнат поддерживали потолок — видно, когда-то там были перегородки. В одной такой комнате располагались мальчишки. Матрасы лежали рядами на полу, так и спали. Подушки и одеяла были, а постельное бельё мы привозили с собой. 13 человек там спали. В смежной такой же просторной комнате, кстати, находилась та самая печка-голландка. Но там никто не спал, да и печку мы первый раз растопили, когда пошли дожди и готовить во дворе не стало возможности.

Вьетнамский бальзам «Звёздочка».

А девчонкам отвели маленькую веранду. Была там кроме большой веранды ещё вторая, довольно узкая, с другой стороны дома. Там было теплее и уютнее спать. Мы там все пятеро помещались. Тоже на полу, конечно. Где спала Татьяна Петровна, сказать не могу, но, по-моему, с нами её не было. Наверное, она «караулила» спальню ребят. Хотя — по ночам мы вели себя очень прилично. Не помню, чтобы кто-то устраивал бурное веселье, или бегал бы куда-то. Такого не было. Зато были комары в особо крупных размерах. Заснуть с этими комарами было очень трудно — не давали покоя ни на минуту. Мы от них намазывались вьетнамской «Звёздочкой», её комары не любили. Пока «Звёздочка» пахла, нужно было заснуть. А дальше уже комары были не страшны!))

Далее — Летописец.

Разрушенная церковь в Исадах.

Молодые художники – будущие педагоги и оформители, помимо налаживания и ежедневного поддержания собственного быта немедленно принялись за изучение и освоение богатых окрестностей Попова дома в Исадах. Первым объектом, конечно, стала огромная церковь Воскресения Христова, находившаяся в то время в плачевном, сильно разрушенном состоянии. Давным-давно она была изъята у верующих, чего в ней только не складировали в советские годы. Крыша сохранилась местами, везде зияли пустоты, через которые виднелось небо. На колокольне и под крышей жили голуби. Осадки попадали внутрь строения и с годами оно постепенно уходило в небытие без попечения и заботы людей.

Фото января 2016 года. Сделано примерно с той же точки.

Оксана Русина-Щеголькова:

— Помнишь трещину… та её сторона, которая была ближе к Оке, явно должна сползти, если не проводились никакие работы по реставрации…

Рассказывает Юлия Герасимова.

Во время нашего пребывания в Исадах, церковь была абсолютно заброшена. Не похоже, что её уже как-то начинали реконструировать. Мы часто ходили к ней и писать этюды, и просто из любопытства.

На крыше Исадской церкви.

Несколько раз мальчишки залезали на крышу. Меня с ними не было. А вот Ольга говорит, что была. Но фотографий с ней на крыше церкви нет. Не знаю, чего она с ребятами не сфотографировалась.

На этой фотографии: Гена Коробков, Андрей Садышев, Юрий Широков, Вовка Щепилов, Стас Сердюк.

На крыше исадской церкви — из новых «действующих лиц»: Гена Коробков, Рязань (не знаю, 15 ему тут или 16), «оформитель» Юра Широков (как и Андрей Садышев), Рязань, 28 лет, Вовка Щепилов и Стас Сердюк, г. Элиста, 16 лет.

Примерно тот же, что и тогда у ребят с крыши церкви, вид на Оку и её старицу. Только чуть выше, с высоты птичьего полёта.

Далее — Летописец.

За спиной у ребят, правее купола церкви, виднеется отходящая в перспективу от современного русла Оки старица. Осенью 1966 года на втором этаже обрушился центральный столп с главой. На фото 1983 года хорошо видно, что глав над крышей храма (кроме колокольни) осталось 4. Несколько раз предпринимались попытки реставрации. Но, видимо, денег в бюджетах и при Брежневе не хватало. Помнятся долго стоявшие вдоль стен деревянные строительные леса, которые потом сами собой понемногу рушились, обваливались… И никому не нужно было их даже разбирать. Их остатки мы и видим на фото 1983 года.

Сегодня церковь выглядит примерно так, трещины в алтаре не видно. Фото 2020 г. Автор: Пашкин (сайт sobory_ru).

Оксана совершенно права, вспоминая трещину в алтарной части, церкви без реставрации угрожало обрушение. Весной 2006 года вдоль храма и в сторону ближайших домов произошёл отрыв огромного оползня длиной около 250 местров. Его край был на расстоянии 5 — 6 метров от алтаря, и трещина в стене начала расти. Церковь удалось спасти только после завершения в 2009 году огромных работ по укреплению края коренной пойменной террасы Оки, в ходе которых было создано насыпное сооружение — контрбанкет, которое теперь держит весь холм и церковь на нём.

На крышу церкви ребят привлекло не только исследование архитектуры XVII века — великолепные виды на окские просторы радовали глаза художников! Исследованиям также подверглись прилегающее кладбище, пойменные луга, река и её песчаные пляжи. Тогда их было много! А в жаркий день с реки — хоть не уходи! Были и другие развлечения на свежем воздухе.

На крыше церкви в Исадах.

На этой фотографии: Гена Коробков, Стас, А. Садышев, В. Щепилов, В. Наперстков

Рассказывает Юлия Герасимова.

Это страница из моего фотоальбома, где, помимо фотографии на крыше церкви, дорисовано то, что не попало в кадр))

Во-первых, высокая лестница крыльца исадского дома… На лестнице я, как дежурная, выношу таз с водой. Ко мне пристаёт Кузя. Что-то лопочет скороговоркой — в своём репертуаре.

А ещё на лестнице нарисован момент, когда к нам в гости в дождливый день на красном «Запорожце» приехали гости из Рязани — приехала Ленка Бескова с двумя рязанскими ребятами (не художниками)… но, пожалуй, тут слишком долго объяснять, кто они были и зачем приезжали… Ленка была наша, РХУ-ховская, тоже с нами квартиру снимала. Вот Ленку они к нам и привезли. Ленка теперь увлекается туризмом и иногда бывает в Исадах, и зимой, и летом. Сама она была девчонкой кораблинской, т.е. из Кораблино под Рязанью.

Насколько помню, рядом с церковью было кладбище Я про это помню, потому что однажды, уже в самом конце нашего пленэра, мы с девчонками ночью ходили в церковь и на кладбище. Ну, как ходили?)) нас туда решили заманить ребята, чтобы напугать, выскочив из-за могилы. С нами шёл как раз Кузнецов (чаще его звали Кузя — я говорила, что он был весьма своеобразной и противоречивой личностью), он выполнял роль эдакого Ивана Сусанина. Из девчонок была я (Калуга, 18 лет), Ольга и Иринка Виноградова (Скопин, Рязанской области, 19 лет) Позади всех шёл Костя Михайлов с Таней Филимоновой (г.Рязань, 15 лет). Костя тоже был в курсе замысла ребят, он нас на всякий случай «страховал».

Так вот, сначала они нас привели в церковь, оттуда кто-то страшно завыл, а в окнах заметался какой-то свет, и Кузя начал нас активно пугать и уговаривать уйти обратно. Но ушли мы недалеко, потому что дальше он нас направил как раз на кладбище. И вот уже на кладбище, при свете луны из темноты с воплями на нас напрыгнули ребята несколько человек. Точно среди них были Вовка Щепилов (также — Тамбов, 19 лет) и Роман Ягодкин. Возможно, с ними был кто-то ещё, но я не помню. Не помню также, чтобы мы как-то уж испугались: мы, видно, предчувствовали какой-то подвох и были морально готовы к чему-то этакому. После этого «коварного нападения» мы очень дружно и весело, обсуждая детали ночного приключения, вернулись через ночные Исады на свою дачу. Татьяна Петровна пожурила нас, так как обнаружила наше отсутствие и, конечно, переживала, как бы чего не вышло. Ну, и после этого все пошли спать.

Качели в Исадах.

Это я (Юлия Герасимова) на качелях. Качели верёвочные, самодельные, только не знаю, наши делали, или так уже и было. Находились недалеко от исадского крыльца и недалеко от печки. Есть фотография, где видна сразу — и печка, и качели.

Судя по нарисованным на фото вишенкам — позади качелей одичавшие вишнёвые деревья. К концу июня ягоды уже начинали краснеть. Рязанская область — достаточно южная, к тому же уже чернозёмная. У нас в Калужской области вишни начинают поспевать недели на две позже.

(Продолжение следует.)

Летописец.

Исадский пленэр первокурсников РХУ. «Робинзонада» 1983 года. (Начало.)

Доброго здоровья в преддверии Старого Нового года!

Здорово, что у сайта есть друзья! Ещё замечательней бывает, когда друзья находят для него новые рассказы о событиях и людях, а круг друзей, благодаря этому расширяется! Так произошло и на этот раз. Евгений Ерхов разыскал неведомым образом в соцсети старый фотоальбом о пребывании в Исадах на летней практике в 1983 году, на пленэрах, студентов — первокурсников Рязанского художественного училища. И началось знакомство с этими бодрыми творческими личностями! Особую помощь в нашем знакомстве и последующем далее рассказе оказала Юлия Герасимова из Калуги, за что ей большое спасибо! Давайте вместе окунёмся в те воды далёкого лета 1983 года. Посмотрим на Исады глазами молодых студентов — художников. В течение всего рассказа Юлии я ,честно, не раз удивился…

Старые фотографии будем сопровождать некоторыми современными, сделанными примерно с тех же точек. Чего не хватает сегодня — будем отснимать и помещать в наших заметках позднее. Так что следите за обновлениями. Рассказ разместим несколькими частями. А по окончании сделаем полный альбом фотографий в нашем разделе «Фото». Начинаем.

Рассказывает Юлия Герасимова.

Мы учились в РХУ (Рязанское художественное училище им.Г.К.Вагнера) в 1982-1986 годах на педагогическом отделении. По окончании первого курса нашу группу отправили на учебный пленэр в село Исады. Это был июнь 1983 года. Насколько понимаю, в это время в Исадах был совхоз, который выделил нам совхозную грядку с огурцами (хотя, какие огурцы в июне? — но были, тем не менее), совхозную грядку с луком, три литра молока в день и сколько-то мяса — то ли три, то ли пять кг на три дня. Для житья нам предоставили дачу художника Виктора Иванова с условием, что мы будем за время своего житья выполнять там какие-то строительные работы. Дом был не вполне жилой, конечно. Но эл-во было. Что из себя представляли строительные работы, сказать толком не могу, так как это была обязанность мальчиков. Девочек было гораздо меньше и нам поручили заниматься кормёжкой. Так вот мы и прожили в этом замечательном месте весь месяц.*

Это краткое описание того периода))

Дело в том, что у нас был достаточно большой разброс в возрасте. На первый курс в основном поступали выпускники восьмых классов общеобразовательных школ со всего Союза. Этим первокурсникам было 14 или 15 лет. Кстати, в нашей группе учились ребята из самой Рязани (трое), двое из Тулы, двое из Новомосковска (Тульская обл), двое из Тамбова, один из Сасово, одна из Скопина, один из Элисты, один из Витебска, один из Набережных Челнов. Я соответственно из Калуги. В других группах была и Воркута, и Калининградская область, и Прибалтика. РХУ котировалось, сюда ехали не только выпускники 8 класса. Были и т.н. «десятиклассники». Те, кто закончил школу, но приехал получать не высшее, а среднее художественное образование. В нашей группе — нас, таких — было трое. Я, Вовка Щепилов и Ромка Ягодкин. Поступало «десятиклассников» гораздо больше, но приняли только нас троих. С «десятиклассников» на приёмных экзаменах спрашивали строже, конкурс был выше. У «восьмиклассников» — три человека на место, у нас — семь. Ну, старались со средним образованием особо не брать. Так что — нам, десятиклассникам, на момент поступления, было 17. Но мы были не самые старшие. Потому что были ещё действительно взрослые ребята, прошедшие уже армию, и теперь поступающие в РХУ на базе, обычно, тех же 8 классов. Это было легче. «Отказаться» от своего школьного аттестата, привезти свидетельство за 8 класс — и сдавать экзамены на общих основаниях. Кстати, к армейцам «на базе 8-ми» спрос был много мягче, их брали охотнее, чем «10-классников». Условие к ним предъявляли только одно — не вступать в далеко идущие отношения с девочками-»восьмиклассницами». Но это, разумеется, неофициальное было условие при поступлении)). Так вот, в начале нашего 1 курса в нашей группе кроме нас троих 17-летних был ещё Костя Михайлов, ему было 23 года на начало уч.года. Как раз такой, после армии. Сейчас он, кстати, священник в рязанском селе Дегтяное. Костя не только священник, но и по-прежнему художник, участвует в выставках и пленэрах, ездит регулярно в Гурзуф «на творческую дачу» с другими художниками. Среди них — Бато Джугарджапов, великолепный художник российской современности.

Однако, армейцы могли поступать и на базе 10 классов. Тогда у них были другие экзамены, и подходили к ним строже (про это я уже написала выше). «Десятиклассники» учились потом без посещения общеобразовательных предметов — всяких там физик-математик… То есть — учиться десятиклассникам было веселее — одни «спецы» посещать. Но поступать легче было восьмиклассникам. Так что «взрослым» приходилось делать выбор: или-или.

Но и возраст «после армии» — это был не предел)) Поступали парни и после окончания институтов)) Любых — педагогического, радиотехнического, медицинского)) Поступали, разумеется, как «десятиклассники», закинув временно свои дипломы о высшем образовании))) Так, на втором курсе в нашу группу пришёл учиться Саша Маликов, он и сейчас живёт в Рязани) На тот момент ему было 29 лет.

Но на фото в Исадах Саши Маликова с нами ещё нет. Он ещё не поступил к нам на тот момент. Зато есть Юра Широков и Андрей Садышев. Они учились не с нами, а на оформительском отделении. Было им тоже — что-то лет 27-28 или около того и 24 соответственно. Они ездили с нами, потому что очень хотели настоящего пленэра. Их отпустили именно как взрослых и ответственных людей. Потому что оформительское отделение на пленэр в Исады не отправили.

Ну, и с нами там ещё Татьяна Петровна Власова. Но она педагог)))

Подводя итог, в РХУ одномоментно обучались студенты от 14 до 32 (беру реальный, мне известный возраст, учащегося с нами студента). Мы очень гордились тем фактом, что все мы были между собой «равны»)) конечно, это было не так)) но тот, кто был моложе, навряд ли о неравенстве догадывался)) а так — мы были едины)) Нас объединяла Живопись))))

Как я уже сказала раньше, девочки не принимали участия в строительных работах на даче художника. Вместо этого — две девочки ежедневно дежурили «на кухне» (девочки, разумеется, менялись по составленному ранее графику). В обязанности дежурных девочек входило приготовление завтрака, обеда и ужина на всю честнУю компанию… человек 20 на тот момент. Нужно было сходить с бидончиком за тремя литрами молока, о которых я писала ранее, если был день «мяса» — то за мясом, за луком и огурцами… лук и огурцы можно было рвать неограниченно, а вот молоко и мясо мы получали от колхоза раз в три дня. На молоке варили манные, рисовые, может, и пшённые каши. Добавляли в пюре картофельные. Для супа варили мясной бульон. Так как мяса нам выдавали одномоментно то ли три, то ли пять кг. (наверное, всё же три, как и молока — три литра), варили не сразу всё выданное мясо, а только часть. Чтобы оставшееся мясо не испортилось, его хранили в дальнем и тёмном углу веранды (или — какой-то удалённой комнаты) в тазике с солёной водой. Всё-таки лето, а холодильника у нас не было. Мухи, конечно, были)) Поэтому, накрывали таз с подсоленным мясом другим тазиком. Такая система работала — у нас каждый обед был свежесваренный суп на свежем бульоне. Супы варили — из привезённых с собой круп, макаронных изделий, картошки. Иногда для разнообразия варили зелёные щи из крапивы, но это редко. Лебедой не питались))**

А печка у нас была во дворе. То есть, её нужно было разжигать и топить, а уж после — варить. Вот для растопки печки, для «колки» «дров», а также для переноски всяких тяжестей, вроде вёдер с водой (варили супы, картошку и каши в вёдрах, кстати), двум девочкам полагался ещё и один мальчик, который в тот день освобождался от мальчиковой трудовой повинности и работал с девочками.

Потом, разумеется, нужно было накрыть длинный дощатый стол на этой же самой высокой веранде и накормить всю нашу компанию. Потом помыть посуду. В принципе, дежурство по кухне занимало весь день. Этюды с дежурством совмещались плохо.

По поводу возраста людей на фото. Оксана Щеголькова, «рыжая» (якобы, в раннем детстве, что сомнительно) «грузинка, долгое время жившая на Украине» (это цитата), приехала на учёбу в РХУ из Мончегорска под Мурманском. Ей, как и Ольге Самойловой (из Новомосковска, Тульская область) — 16 лет. Володе Кузнецову — 22 года. Он из Тамбова, присоединился к нашей группе уже после Нового года. Перевёлся из Пензенского худ.уч-ща. Личность достаточно яркая и неоднозначная. Тут одним махом эту неоднозначность не опишешь.

Веранда в Исадах.

На этой фотографии: Оля Самойлова, Роман Ягодкин (Новомосковск, 18 лет), Константин Михайлов, Оля Капустина, Витька Добрынин. В будущем Витька будет зваться также ещё и «профсоюзный босс».
Здесь как раз виден длинный стол в нашем исадском «салоне». Здесь мы, в прямом смысле познали «чувство локтя», т.к., хоть стол был и длинный, но сидеть за ним приходилось плотненько. Сидели на длинных деревянных лавках по обе стороны стола. Завтракали, обедали, ужинали. Сидели просто ночью, при свете керосиновой лампы (нашли где-то) и нескольких свечек читали «Тысячу и одну ночь» чуть не по ролям… Кстати, окна на веранде не застеклены, вместо стекол — натянута парниковая плёнка.

Веранда дачи в с. Исады.

Завтрак готовят: Оля Капустина, Вовка Кузнецов, Оксана Русина-Щеголькова.

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Приготовление пищи.

На этой фотографии: Оля Капустина … то есть, Самойлова… это она сейчас Капустина. Ну, тут как раз момент приготовления пищи. Не знаю, кто ей помогает, по затылкам, конечно, можно предположить, но… это неточно))

 
 
 
 
 
 
 
 

Исады. Печь, которую сложил во дворе В. Наперстков. Староста Костя Михайлов на дежурстве.

На этой фотографии — нынешний отец Константин, а на тот момент — Константин Михайлов (Набережные Челны, 24 года, он же «Коздя-художник»). Костя, видимо, дежурит. Варит картошку. А может, просто позирует для фото)) Он тоже тогда любил фотографироваться))

Ну, вот здесь хорошо видна печка, сложенная из «подручных» кирпичей» (там, по территории дачи, много кирпичей было свалено, ведь шёл ремонт дома). Надо сказать, что мы, девочки, приехали в Исады одним днём позже, чем ребята. Исключение опять-таки составил Костя Михайлов, которого назначили помочь нам добраться до Исад. Он снова выступал в роли страховщика нашей девчачьей группы (мы встретились где-то, наверное, у Торгового городка) — перечисленные выше Ольга, я, Ирина и Татьяна — и Костя — гружёные холстами и красками, а также провиантом, который мы везли с собой, сели на автобус — и поехали. Потом что-то долго шли по шоссе до Исад. Костя всю дорогу рассказывал нам всякие истории из своего богатого прошлого — и потом вдруг перед нами появился дом, во дворе которого мы увидели наших пацанов и Татьяну Петровну, которые приехали днём раньше, чтобы немного уже обжить место к нашему приезду. Кстати, с ребятами заранее «убежала» и Оксана Щеголькова — не сиделось ей дома, не искала она лёгких путей, взяла — и поехала сразу с основным мужским составом.

Так вот, приехав заранее, они немного обустроили заброшенный дом — наверное, что-то вынесли, что-то вымыли, что-то разобрали. Потом — нужно было решить вопросы с печкой и, прошу прощения, за прозу жизни, с туалетом. Ну, туалет был тоже сделан очень креативно — ребята выкопали его в сарае «без окон-без дверей», то есть, там проёмы-то были, а вот дверей не было совсем, так что всё потом было «по-честному» — зашёл в туалет — выстави в дверном проёме длинную штакетину, дескать, занято. Некоторые предлагали сразу в этом случае поднимать флаг над сараем, чтобы было видно всему селу, но это, конечно, были шутки.

Ну, и печка. Маленькую печку сложил в центре двора «фарфоровый мальчик» Виталик Наперстков (Рязань, 16 лет). И где он только этому научился? Тем не менее, печка прекрасно функционировала, и весь месяц служила нам верой и правдой. Правда, ближе к концу нашего пленэра, выдалось несколько ненастных дней — дождь лил, как из ведра. В этих условиях, конечно, нам пришлось перебираться с готовкой в сам дом. На втором этаже была хорошая голландская печь. И, хотя голландские печи не предусматривают приготовления пищи, мы в эти дождливые дни готовили прямо в топке этой голландской печки. Выручила она нас. Заодно и протопили дом, и сами просушились.

В моей последующей жизни мне пригодилось это умение — и растапливать печку, и готовить прямо в огне этой печи, ну, если больше-то негде)) В голландке можно и сварить, и картошку пожарить. Но — основная наша готовка, повторяю, проходила на маленькой самопальной печке во дворе нашей дачи.

Садышев дежурит. Пишет: Саша Трухин.

На этой фотографии: Андрей Садышев (24 года, Тамбов), «оформитель» (т.е., не из нашей группы «педов», я писала раньше по это), Саша Трухин (Сасово, Рязанской обл, 16 лет).

Собственно, не знаю, что тут добавить)) разве что — месторасположение качелей — примерно за спиной у Садышева. Там и вишнёвые заросли видны, а вот качели «срезаны», в кадр не вошли.

Дача в Исадах, мы все на крыльце.

Ну, вот так и выглядел дом, в котором мы жили. Мне кажется, это уже незадолго до отъезда. Так сказать, фото на память. Но это неточно.

     

А вот так выглядел дом В.И.Иванова в 2019 году примерно с того же места, с огорода.

* — В Исадах, Аргамаково в те времена был колхоз имени Ленинского комсомола. Огурцы выращивали все жители на своих личных огородах, это было поставлено на поток. Также растили помидоры, лук. Всё это возили продавать на огромные расстояния. А вот в колхозе огурцы сажали когда-то очень давно, может, в 1960-е. Сторожа не успевали за желающими их оборвать. Ну, и затраты ручного труда были огромными, нужно много внимания к нежному овощу, какое только на своих огородах возможно. Лука в полях было много, свёклы. Во время проживания РХУ-шников Попов дом (как его называли, дом бывшего священника) уже готовили для передачи в дар художнику Виктору Ивановичу Иванову под дачу. В прежние годы он приезжал каждое лето из Москвы для работы и останавливался для проживания у разных людей на Красном Яру и в Исадах.  Виктор Иванович отдал свои личные средства на строительство асфальтовой дороги по селу и на ремонт долгие годы разрушавшейся, заброшенной церкви. Передача дома была как бы ответной любезностью художнику. Вот его и ремонтировали. Иванов же участвовал в создании прихода и хлопотал о передаче церкви приходу. Кстати, Г.К.Вагнер тоже в этом участвовал, они были знакомы. А Вагнер, к тому же был внуком последнего исадского помещика В.Н.Кожина.

** — Любопытнейший способ хранения мяса летом вне холодильника! Кто научил этому детей?! Есть подозрение, что это могла быть преподаватель РХУ, руководитель учебной практики, Татьяна Петровна Власова или опытный староста Константин Михайлов…

(Пояснение и примечания Летописца.)

(Продолжение следует.)

Летописец.

Уголовные дела в отношении старообрядцев в XIX веке.

Доброго здоровья!

Не так давно у соавтора нашего сайта, кандидата богословия, иерея Вячеслава Савинцева вышла новая статья в научном журнале «Вестник исторического общества Санкт-Петербургской духовной академии» (3 (8) за 2021 год) под названием «Уголовные дела в отношении старообрядцев в Рязанской епархии во второй половине XIX в.» В ней изложены рассказы о преследованиях старообрядцев, созданные на  основе сведений из архивных уголовных дел второй половины XIX века, изученных автором. Один из рассказов описывает события, связанные с исадскими староверами Ерховыми. Снова обратимся к бурной деятельности иерея исадской церкви о.Александра Америкова.

В общем, перед вами зарисовка картины из духовной жизни людей того времени, их взаимоотношений с властью. С мыслями о том, как многое в жизни меняется, смотрите на странице сайта — здесь.

Летописец.

О федеральном историко-культурном и природном ансамбле «Исады»

Доброго здоровья!

Четыре года назад мы писали о необходимости восстановления в Исадах погибающего памятника природы — аллеи лиственниц. Она была посажена учёным агрономом, помещиком Владимиром Николаевичем Кожиным в 1890-е годы. Это всё, что осталось от его огромных плодовых садов (Барский сад рядом засыхает и зарастает сорными породами), питомника декоративных растений. Лиственницы всегда были лицом Исад, наряду с церковью Воскресения Христова. Их видели проплывающие по Оке пароходы и грузовые суда. А их пассажиры задавали вопросы, что это такое перед ними, что за парк, церковь (а раньше и усадебные дома в стиле барокко и классики)? Но годы шли. Сегодня состояние 11-ти уцелевших лиственниц в основном плачевное. Без хозяина нет порядка и красоты! Деревья затенили липами,  многие засохли и погибли.

Дело нужно исправлять, браться за него и восстанавливать красоту и память. Этим занимается уже давно друг нашего сайта и соавтор Наталья Лукашина. Её трудами к восстановлению Барского сада, аллеи лиственниц, кожинского наследия были привлечены рязанские учёные из РГУ им. С.А.Есенина. Проведены первые исследования природных биологических объектов. В 2020 году вышла монография, им посвящённая, написанная профессором Е.С. Ивановым, доцентом А.В. Водорезовым в соавторстве с Н.В. Лукашиной. Она перед вами, в конце новости. Фотографии лиственниц из этой работы размещены в альбоме раздела «Фото» нашего сайта.

Значительная часть работы посвящена истории Исад, Ляпуновым, Кожиным. Также присутствует описание природных и архитектурных объектов, утраченных и сохранившихся. Описано состояние последних и меры для их спасения. Авторы предлагают создать в Исадах Федеральный историко-культурный и природный ансамбль «Исады». Многие знают старинные парки в толстовской Ясной Поляне или в Поленово. Возможно, если мы с вами приложим свои усилия, подобный парк появится и в Исадах.  Есть природные объекты, такие как аллея лиственниц, Барский сад, Красная Горка, Прощенный Колодезь в Детинухе. Есть, чем наполнить его, по части исторических объектов и сведений (церковь Воскресения Христова, некрополь Ляпуновых). Монографией для нашего сайта любезно поделился Е.С. Иванов. По сообщению автора монографии, идея создания ансамбля поддержана в Управлении Администрации Президента и Минкультуры РФ.

Будем помогать своими силами воплощению этого дела. Помощь может потребоваться самая разносторонняя, участвовать может каждый, кто понимает важность дела и свою ответственность за будущее Исад. В наступающие новогодние праздничные дни Н.Лукашиной намечено выявление в Исадах и окрестностях наиболее старых и редких деревьев, их опись, определение GPS-координат их расположения и прочих связанных с объектами данных. Любой  желающий может присоединиться к небольшой экспедиции, а также помочь узнать у старожилов судьбу того или иного дерева, его примерный возраст, имя посадившего человека, другие связанные с ним события. Пишите на сайт, в нашу группу «ВКонтакте», звоните.

MONOGRAFIYa_ISADY_elibrary_44067944_82764871

Летописец.

О демографии Исад в XVIII веке

Доброго здоровья!

Крестьянский обед. (Худ. И. А. Ерменёв, акварель.) 1770-е годы. (ГИМ.)

Благодаря некоторому количеству доступных данных метрических книг церкви Воскресения Христова села Исады за XVIII век, хранящихся в ГАРО, сегодня мы можем сделать небольшой набросок о жизни в приходских селениях в то далёкое время. Немного демографии за 1777 — 1779 годы. Что мы знаем о нём? Насколько наши представления, запавшие по большей части из учебников, которые мы должны были читать в школе, соответствуют действительности? С той поры прошло почти 250 лет. Насколько всё изменилось с нами по части рождения детей, возраста жизни, болезней, любимых имён и пр.?

Обрисуем выбранный исторический отрезок грубыми мазками кисти. В России уже полтора десятка лет правит Екатерина II. Свирепствуют эпидемии: чума, то разгорающаяся то затухающая оспа. Императрица подавляет чумной бунт в Москве в 1771 г. Чуть раньше Екатерина личным примером начинает в России вакцинацию от оспы. Во многих европейских странах прививка была запрещена. В 1773 — 1775 гг. от Урала до Волги и рязанских пределов (Шацка, Темникова) прокатывается восстание Пугачёва. С 1775 г. Екатериной начата административная реформа страны. Именно тогда появилась Рязанская губерния, Переяславль стал Рязанью, Рязань стала селом, а Спасск — городом. Исадами владеет генерал-поручик Павел Матвеевич Ржевский. Примерно в 1760 г. он женился на Прасковье Григорьевне Мещерской (пра-пра-правнучке Прокопия Ляпунова). С 1775 по 1778 он занимал должность обер-коменданта Москвы (по-нынешнему — мэра). Молодая жена Прасковья Григорьевна умерла в 1766 г., через 3 года после рождения сына, Григория Павловича, которого мы знаем как владельца знаменитого крепостного балетного театра. Сам молодой Григорий Павлович к рассматриваемому времени (1777 — 1779 гг.) служил неподалёку от С.-Петербурга в лейб-гвардии Семёновском полку.

Итак, метрические книги. Они состояли из 3-х частей, в которых записывались приходскими священниками сведения: о рождении, о браках и об умерших. В те годы  ни одной фамилии крестьян и дворовых людей в исадском имении генерала Павла Матвеевича Ржевского в записях не употреблялось. Они появятся только к середине XIX века, примерно через 3 поколения. Но как раз в рассматриваемые годы могли появиться на свет люди, ставшие родоначальниками самых распространённых фамилий в Исадах и Аргамаково. К примеру, мы видим, что уже жили в те годы люди с именами: Артемий (будущие Артёмовы?), Борис (Борисовы), Гурий (Гуркины), Дорофей (Дорожкины), Елисей (Елисеевы, Елисюткины), Захар (Захаровы), Игнатий (Игонины, Игошины), Исайя (Исаевы), Карп (Карпиковы), Кирилл (Кирюхины), Кузьма (Кузины), Лука (Луканцовы), Меркул (Меркуловы), Семён (Сеньковы, Сёмкины, Сёмины), Спиридон (Свирины, Свирьковы), Степан (Степашкины), Филипп (Филипкины).

В те годы руководили исадским приходом весьма продолжительное время совместно 2  священника, иереи Дмитрий Никитин и Иван Семёнов. Почему сразу двое на один не самый большой приход? Кто из них был старше? Ответов пока не дадим.

В записи за 3 года попали имена 112 мужчин, 30 женщин (их реже упоминали, например, не писали имя матерей брачующихся и новорожденных), а также 95 новорожденных. Грубая оценка числа жителей прихода в конце XVIII века — около 520 — 570 человек. Если взять средний размер семьи (двора — дома, в которых они проживали совместно) в 6 человек (отец, мать, 3 детей, один из родителей отца или матери), то выйдет, что в Исадах и Аргамаково должны было быть около 87 — 95 дворов.

О новорожденных. 95 родившихся за 3 года детей появились в 86 семьях, из их числа 9 семей усели обзавестись за это время вторым ребёнком. Среди новорожденных было 58 мальчиков (61%) и 37 девочек (39%). Любопытная диспропорция! Известно, что мальчиков рождается чуть больше, в некоторые годы даже существенно — так природа поправляет будущую убыль своей более подвижной и отчаянной части — мальчиков, воинов. Но настолько большой перекос объяснить трудно.

Рождались дети в течение года неравномерно, как и было замечено раньше. Большая часть рождений приходилась на ноябрь (17%), а также на соседние сентябрь и октябрь), с резким спадом в декабре, что означает зачатие данных младенцев в декабре — феврале. Все названия дат и месяцев здесь и далее приведены по старому стилю. Чтобы привести нынешнему календарю, нужно прибавить 13 дней. То есть долгими зимними вечерами, при отсутствии электрического света, телевидения, когда заняться особо было нечем… В марте занятие это резко прекращалось во время Великого поста, ибо люди тогда были все верующие. Вторая волна рождений, значительно пониже, приходилась на апрель — май, резко обрубало рождения в июне. Это означало зачатие детей в конце июля и особенно в августе. Полевых работ становилось всё меньше, свободного времени больше, погода хорошая, солнышко грело. Однако, уже приблизительно со дня усекновения головы Иоанна Предтечи (великий двунадесятый праздник и однодневный пост) и до Покрова по каким-то причинам зачатия детей почти прекращались. То ли холодно становилось, то ли работы какие на барщине… С этим ещё предстоит разобраться.

Даты рождения в те годы в книгах не указывались, только дни крещения. Эта мода пришла позже. Рождения, как правило, должны были отстоять на несколько дней от крещений. Долго не тянули. Очухались мать и дитя немного после родов — и в церковь. Важное наблюдение — при крещении младенцам давали имена строго в соответствии со святцами, никаких своеволий для крестьян по поводу — «хочу назвать в честь дедушки, бабушки, доброго человека…» — не было. Какие имена пришлись на день крещения в святцах, из тех и выбирай. Редкое исключение — могли позволить взять из списка на день — другой раньше дня крещения. Что за имена давали детям в конце XVIII века? Особенно в моде (в тренде) тогда были: Анна, Евдокия, Андрей, Ксения, Сергей. Разнообразие женских имён было меньшим, поэтому и частота встречаемости у них была выше. Но в общем, набор не сильно выбивается из ряда современных предпочтений. Разве что Матрёна и Мавра стали редки…

О бракосочетаниях. Женились и выходили замуж в те годы рано. То ли таков был народный обычай, то ли несвободное положение крепостных крестьян тому причиной. Может, барин не давал молодым людям филонить и через управляющего заставлял свою рабочую силу жениться раньше, дабы воспроизводилась она быстрее. В советские годы сделали бы вывод на раз: помещики — эксплуататоры во всём виноваты, глумились над подвластными рабами. Но нынче, после множества открытий на каждом шагу, с каждой новой строчкой документов — такие скоропалительные выводы делать не буду. Всё нужно изучать. Обмануться не трудно. За 3 года заключено в Исадах 15 браков. Возраст брачующихся мужского пола составлял 15 — 18 лет (в среднем 16,6), женского — 14 — 17 лет (в среднем 15,7). Первых, по крайней мере, до 18-летнего возраста, именовали «отроками», вторую половину — «девками». Это несмотря на то, что нынче отроками (тинейджерами) называют в церковном обиходе мальчиков от 7 до 14 лет. Явно значение слова за века изменилось. Так что с 14 — 15 лет считалось вполне своевременным женить детей, дабы дурака не валяли и производили на свет своих, всё подмога хозяйству. Запись звучала примерно так: «Крестьянин, отрок Алексей Степанов, 16, з девкою Анною Васильевою дочерью, 14 лет».

Правило написания в метрических книгах половозрастного состояния брачующегося наименованием «отрок» или «девка» не распространялось на второбрачных. Важно было написать «вдовец» или «вдова», возраст их не указывался — он был не важен. В таком случае запись была примерно такой: «Крестьянин, вдовец Иван Никитин, вторым браком, з девкой Анной Казминой дочерью, 17 лет». Или: «Крестьянин, отрок Михей Яковлев, 17 лет, со вдовою Евдокией Николаевой дочерью, вторым браком».

Бывали и жизненные истории, что дети рождались чуть раньше заключения браков. Всё, как всегда. Так у крестьянина Карпа Иванова 26 сентября 1777 года родился сын Иван. А женился 18-летний «отрок» на 16-летней «девке» Марии Аверьяновой только 27 ноября 1777 г.

Об умерших. Несмотря на наши устойчивые представления, что жили в те времена мало, а население в основном было молодо, на самом деле оказалось не всё так просто. Умерших за 3 года по приходу был 31 человек при среднем возрасте 45 лет. Примерно поровну мужчин и женщин, 16 и 15. У мужчин средний возраст составил 46,3 года, у женщин — 43,5. Т.е. нагрузки, наложенные природой, распределялись и переносились обоими полами примерно поровну. В отличие от дня сегодняшнего, женщины умирали несколько раньше мужчин. Детская смертность была значительна по сравнению с нашими днями, но, несмотря на постоянную угрозу оспы (от неё засвидетельствованы смерти только детей от 2 до 13 лет) — не запредельна, около 7%. Вопреки представлениям,  доля людей, доживших до 80 -86 лет, была достаточно большой. Все возраста умерших были разбиты на 5 групп, примерно по 17 — 18 лет в каждой. Получилось следующее. Вероятность умереть в детском возрасте (до 17 лет) составляла около 23%, в «детородном» взрослом (от 18 до 42 лет) — почти самая наименьшая — 13%. Самый опасный возраст (43 — 59 лет) — 30%, в «младшем старческом» возрасте (60 — 79) — 23%, глубоким стариком (от 80 лет и выше) — 10%.

Причины смерти были не сильно разнообразны в отсутствие медицины как таковой. Заключение о причине делал священник на основе показаний родственников: «горячкой», «оспою», «лихорадкою», «водяною», «чахоткой» или «неизвестною». К последней категории в основном относили смерти тех, кому за 70. Была ещё однажды встречена причина — «скоропостижною». Если с оспой и чахоткой всё понятно, то в чём отличия горячки от лихорадки — сказать затруднительно. Какой-то воспалительный процесс. Меньше всего знают в наши дни «водяную» болезнь (водянку). Есть мнение, что это голодные отёки. Но оно ошибочно. Голод как причина «водяных» отёков — причина редкая. Это косвенно доказывает возраст умерших в 1777 — 1779 гг. от водянки — старики от 60 до 80 лет. Самые частые причины — нарушение работы сердечно — сосудистой системы, болезни сердца и почечная недостаточность. Так что, несмотря на все трудности XVIII века и угнетение крепостного строя, наши далёкие предки были достаточно крепкими и здоровыми людьми, склонными к долголетию, Кроме того, думали не только о своей утробе и удовольствиях, но жили убеждённой духовной жизнью, с Богом.

И вам, их потомкам, того же желаю!

Летописец.