Воевали в 1914-1918-м и вернулись домой

Воевали в 1914-1918-м и вернулись домой. Здесь мы помещаем рассказы об отдельных людях — воинах Первой Мировой, вернувшихся домой, а также списки воинов.

Целикин Лука Михайлович

(воевал в Русской Гвардии, в лейб-гвардии Павловском полку)

На принадлежность к полку указывают полковые знаки у некоторых воинов на фотографиях, погоны без шифровки, петлицы, цветная планка на рубахе. Многие из солдат, особенно из унтер-офицеров и кадровых, невысокого роста, коренастые и курносые. Именно таких набирали в Павловский полк, в память Императора Павла Первого.

Лука Михайлович везде носил бороду, что дозволялось в армии старообрядцам в знак уважения к обычаям.

Целикин Лука Михайлович в окопах - 1915 год
Целикин Лука Михайлович в окопах — 1915 год (вверху, 2-й слева).

Данная фотография примечательна особенно. Хорошо видны американские винтовки ,,Винчестер». Скорее всего, фотография сделана не в 1915 году, а позднее.

Целикин Лука Михайлович.
Целикин Лука Михайлович
Целикин Лука Михайлович в полку (с бородой, по центру над офицером).
Целикин Лука Михайлович в полку (с бородой, по центру над офицером).

Игонин Артемий

(фельдфебель пулемётной команды одного из запасных Сибирских стрелковых полков)

На  принадлежность к полку указывают малиновые погоны и папаха на одном из сослуживцев. В штатный состав пулемётной команды входил единственный фельдфебель, 3 офицера, 10 унтер-офицеров и 84 нижних чина.

Артемий Игонин (в верхнем ряду, в середине).
Артемий Игонин (в верхнем ряду, в середине).

У фельдфебеля на погоне хорошо просматривается спецзнак пулемётной команды. Для образца — погон старшего унтер-офицера такой команды — ниже.

Погон со значком пулемётной команды

Спецзнаки, особенно когда появились, были редкостью и далеко не всем доставались. А вот фельдфебелю, конечно же, в первую очередь. Скорее всего, фотография сделана не на фронте, а в тылу (большинство солдат не молоды — призваны из запаса). Кроме фельдфебеля Артемия Игонина, справа, внизу, ефрейтор-наводчик, два младших пулеметных унтер-офицера в верхнем ряду и один рядовой (внизу, слева), скорее всего, ездовой. Унтер-офицер в папахе, возможно, что старший, видно нечётко.   (Выражаю огромную благодарность знатоку воинского обмундирования и истории Александру (SATOK, Иваново-Вознесенск) за определение принадлежности Целикина Луки Михайловича и Игонина Артемия к частям их воинской службы и прочих подробностей их судеб по представленным здесь фотографиям!)

Ерхов Тимофей Михайлович (1896 — 06.1942)

Ерхов Тимофей МихайловичТимофей Михайлович был совсем молодым парнем, когда был мобилизован на 1-ю Мировую войну. Видимо, это случилось в 1915 году, когда он достиг 19-летнего возраста. С полей сражений он вернулся домой. На фотографии он в форме того времени.

Но судьба приготовила ему испытание ещё одной войной, Великой Отечественной. В конце октября 1941 года, когда враг был в шаге от Москвы, а линия фронта — всего в нескольких десятках километров от Спасского района, Спасским районным военкоматом в течение 2 — 3 дней была проведена самая широкая мобилизация, в которую вошли все возраста, подлежавшие мобилизации, вплоть до 1895 года рождения. Речь шла о том, чтобы собрать в Красную Армию всех, кто мог остановить врага, пополнить её ряды перед возможной оккупацией наших мест. 

30 октября Тимофей Михайлович был мобилизован. Он воевал до июня 1942 года, к тому времени он находился на Юго-Западном фронте, юго-восточнее Харькова. Майские и июньские дни 1942 г. известны печально закончившимся советским наступлением под Харьковом, когда значительная часть наших войск была окружена южнее Харькова, около 171 тысяч солдат погибло в окружении. Немцы продвинулись далеко вперёд, к Дону, вышли к Волге и Ростову. А в дальнейшем Красной Армии пришлось сражаться в Сталинграде и на Кавказе.

Во время окружения под Харьковом и стремительного наступления немцев Тимофей Михайлович 7 июня заболел и попал в полевой госпиталь ППГ-3465. Точные обстоятельства его дальнейшей судьбы остаются сегодня неизвестными. Госпиталь находился в Купянске Харьковской области, недалеко от границы с нынешней Белгородской областью. Нагорная главная часть Купянска на правом берегу р.Оскол была захвачена немцами 24 июня 1942 г.

Что стало с больным солдатом? Есть запись в журнале учёта только о его поступлении, даты смерти нет. Умерших  госпиталь хоронил в те дни на городском кладбище. Записи по многим воинам прерываются в первых числах июня. Вероятно, эвакуация госпиталя была стремительной. Родным в Исады было выслано извещение, что Тимофей Михайлович умер от болезни и похоронен в селе Двуречное Харьковской области. Село расположено на берегу Оскола в 15 км севернее Купянска. Значит, его всё же вывезли из города, но переезда он не выдержал. Так закончился жизненый путь воина.

 

Карасёв Иван Карпович (1892 — 1942)

(младший унтер-офицер)

Карасёв Иван Карпович (1892-1942)

Карасёв Иван Карпович

О судьбе Ивана Карповича, послевоенной жизни и гибели в блокадном Ленинграде — в рассказе его внука здесь.

 

Калмыков Иван Тимофеевич (1886 — 1929) и Николай Игонин

(рядовой, воевал в артиллерийском полку)

Родился в Исадах, был женат на Калмыковой Евдокии Захаровне (1888 — 10.08.1961), которая пережила мужа на 32 года. Он был искусным кузнецом и обучил этому делу одного из сыновей. В семье долгое время использовалась и хранилась хитроумно сделанная детская кроватка ручной ковки. Она раздвигалась под требуемый размер по росту ребёнка. На ней в детстве спала внучка Ивана Тимофеевича. (По её словам, создателем произведения мог быть её дядя.)

Два сына воевали в Великую Отечественную. Михаил Иванович по достижении 18 лет в 25.08.1942 был призван в Красную Армию, попал в Рязанское пехотное училище и молодым лейтенантом погиб через год, 26.10.1943, в Днепропетровской области. А младший сын Константин Иванович воевал с японцами в Манчжурии и вернулся, проживал с семьёй на Красном Яру.

Калмыков Иван Тимофеевич за столом. Пасха 1917 года на фронте.
Калмыков Иван Тимофеевич за столом. Пасха 1917 года на фронте.

Воины празднуют Пасху весной 1917 года. Пасхальная неделя приходилась на 2 — 8 апреля по старому стилю (15 — 21 апреля по новому). Прошла бескровная Февральская революция. Царь отстранён от власти, имперские знаки уже не в чести. Некоторые солдаты сняли свои погоны. На деревьях ещё нет листьев, но букеты лесных цветов украшают стол и внешний вид солдат — артиллеристов. На столе бутылочка и кулич с яйцами. Иван Тимофеевич — в нижнем ряду, с гармошкой. У георгиевского кавалера, сидящего в середине стола, любопытная часть амуниции — трофейный австрийский или немецкий ремень, тогда, как у крайнего солдата в левом верхнем углу — уставной с нашим двуглавым орлом.

Среди пасхальных открыток 1917 года есть очень странные, отразившие слияние в умах различных взглядов на мир, прежнего устоявшегося и нового революционного. Очень скоро они окажутся противоречащими друг другу и начнётся… А пока красный цвет пасхальных яиц отождествляется с цветом революции и свободы, а слова о республике с приветствием «Христос воскресе». Были уверены, что вполне совмещаются с христианскими устоями революционные бури и многие поэты того времени. У Есенина:


Листьями звезды льются
В реки на наших полях.
Да здравствует революция
На земле и на небесах!…


У Блока:


Впереди – с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз –
Впереди – Исус Христос.

paskhal_naja_otkritka_1917_godaПасхальная открытка-1917

В семейном архиве Калмыковых сохранилась фотография ещё одного воина Первой Мировой. На ней сват Калмыкова Ивана Тимофеевича — Николай Игонин.

Сват Калмыкова Ивана Тимофеевича?
Николай Игонин.

 

 

Щаулин Егор Лукич (1892 (1893) – 30.11.1973)

(матрос 2-й статьи броненосного крейсера I ранга «Громобой», кочегар)

2
Щаулин Егор Лукич — крайний слева.

Видимо, с 1 сентября по 1 ноября 1913-го (1912 ?) года, согласно новому Закону о воинской повинности от 23 июня 1912 года, снижавшему призывной возраст с 21 года до 19 лет, Егор Лукич был призван на действительную воинскую службу. Был определён на Балтийский флот и первые 4 месяца провёл на воинской подготовке. Местом службы стал один из самых крупных кораблей Российского императорского флота – броненосный крейсер «Громобой». На нём и встретил начало 1-й Мировой войны.

Gromoboy1901
Громобой в 1901 году

К началу войны на Балтике наиболее крупными кораблями были линейные корабли (линкоры, линейные крейсера, дредноуты) «Севастополь», «Полтава», «Петропавловск», «Гангут». Эти гиганты водоизмещением около 24 000 тонн были влиянием моды, пришедшей из Англии. Но новейшие балтийские линкоры, спущенные на воду в 1911 году, были приняты в строй только в декабре 1914 года и большую часть войны простояли в портах Балтики без действия, что вызвало даже бунт патриотически настроенных матросов на «Гангуте».

gromoboy-zol-rog_1904-05
Громобой во Владивостоке. Бухта Золотой Рог. 1904 — 1905 г.

Основным по мощи боевым звеном стали более лёгкие быстроходные крейсера. Крупных броненосных крейсеров в Императорском флоте к началу 1-й Мировой оставалось 3: новейший из всех «Рюрик» водоизмещением 15 000 тонн и 2 более старших корабля одной серии водоизмещением около 13 000 тонн: «Россия» и «Громобой». Оба последних к тому времени прошли сражения Русско-японской войны, были реконструированы и переведены на Балтику. Остальные крейсера были меньших размеров, их водоизмещение составляло от 3 000 до 7 900 тонн, в том числе знаменитая «Аврора».

 ГромобойБроненосный крейсер «Громобой» построен на верфи Балтийского завода в Санкт-Петербурге в 1899 году и сдан в эксплуатацию в октябре 1900 г. Мощность паровых двигателей составляла 15 496 л.с. Водоизмещение 12 455 т, длина 146,6 м, ширина 20,9 м, осадка 7,9 м, скорость 20,1 узла. Дальность плавания 8 100 миль или около 100 суток автономного плавания по запасам топлива и продуктам питания. Усиленный запас топлива составлял 2 000 тонн угля. 

Громобой в Австралии
Громобой в Австралии

Экипаж составлял 874 человека: 28 офицеров и 846 матросов, по другим сведениям – 859 человек: 26 офицеров, 18 кондукторов и 815 нижних чинов.

3
Жена Ольга Поликарповна Щаулина (дев. Фокина)

Не до конца ясно, женился ли Егор Лукич до ухода на воинскую службу. По семейным рассказам – да. Но детей до 1919 года у них не было. После ухода мужа на службу и начала Великой войны супруге Ольге Поликарповне (в девичестве Фокиной) пришлось искать заработок в городе. Для жён воинов, «солдаток», по-видимому, благотворительными обществами в столицах создавались рабочие места. Женщины могли заниматься различными видами ручной работы, работать в качестве прислуги. Ольга Поликарповна на непродолжительное время обосновалась в Москве. О данном времени свидетельствует фотография, сделанная в одной из фотомастерских Гартвига (на Краснопрудной улице или на Покровке?). Вскоре она вернулась в Исады и ждала мужа до начала 1918 года.

Вид на шканцы

«Громобой» в это время на Балтике выполнял дозорную службу в устье Финского залива. 17 августа 1914 г. крейсера «Громобой» и «Адмирал Макаров», будучи в дозоре в устье Финского залива, входили в боевое соприкосновение с германскими лёгкими крейсерами «Аугсбург» и «Магдебург», а 18 августа у маяка Нижний Дагерорт русские крейсера вошли в перестрелку с эсминцами «V 25», «V 26» и «V 186». Эти же русские крейсера 10 октября, идя на смену дозору в районе Дагерорт, заметили немецкую подводную лодку и атаковали её, но безуспешно.

10 октября 1914 г. «Громобой», «Адмирал Макаров» и миноносец «Деятельный» вышли из Лапвика в Финский залив для прикрытия канонерской лодки «Храбрый», которая была послана для снятия с мели двух наших подводных лодок «Акула» и «Аллигатор». Лодки сели на мель при выходе из Соэлозунда. «Акула» снялась с мели самостоятельно, а «Аллигатор» надо было выручать. На Лапвикских створах заметили парусную лайбу. Подойдя на сближение, «Адмирал Макаров» выяснил, что это железный голландский бот. Ему приказали зайти для осмотра в порт. Крейсер в 8 часов 10 минут начал отворачивать вправо, а из-за лайбы навстречу вырвались торпеды. Немецкая подводная лодка «U-26» держалась поблизости и воспользовалась тем, что внимание русских было отвлечено на лайбу. Две торпеды, пущенные с расстояния 1 200 м, прошли в притирку к носу крейсера, а третья – за кормой. Крейсер дал полный ход, выстрелил по лайбе несколькими снарядами и затем ходил вместе с «Громобоем» по заливу на большом ходу, часто меняя курсы. «Деятельный» повёл лайбу под конвоем в порт, где провели дознание на предмет её совместных действий с подводной лодкой. Подводную лодку «Аллигатор» успешно сняли с мели.

Громобой на Балтике

С 29 июня по 2 июля 1916 г. «Громобой» вместе с другим крейсером «Диана» возглавил набеговую операцию на коммуникации немцев, в которой также участвовали 8 русских эсминцев под прикрытием линкоров «Андрей Первозванный» и «Император Павел I», 2-х русских и одной английской подводных лодок. Эсминцы вступили в бой с 8-ю германскими эсминцами, «Громобой» и «Диана» также вели бой с эсминцами противника.

Основной работой «Громобоя» было прикрытие минно-заградительных и разведывательных действий лёгких сил флота.

1-
Щаулин Егор Лукич — в верхнем ряду, второй слева

Во время Октябрьской революции 1917 г. корабль вошёл в состав революционных сил Балтфлота. Сохранилось семейное предание – рассказ Егора Лукича о том, что во время революционных событий «Громобой» первым входил в Неву из Финского залива во главе отряда кораблей и разводил питерские мосты для их прохода.

С 26.11.1917 по 27.11 1917 г. «Громобой» совершил переход из Гельсингфорса (Хельсинки) в Кронштадт.

О том, как закончилась морская служба Егора Лукича, точно неизвестно. Но можно предположить, что она завершилась в марте – мае 1918 года. В начале марта был заключён и в середине месяца одобрен Съездом Советов Брестский мир с Германией, по которому Россия должна была вывести свои корабли из всех своих военно-морских баз в портах Прибалтики и Финляндии. Что и было совершено. С мая 1918 г. «Громобой» был поставлен на долговременное хранение в Кронштадте. Морская служба Егора Лукича продлилась 4,5 года. Согласно архивным данным РГАВМФ, в течение 1918 — 1919 гг. он всё ещё состоял во флоте и получал работу в Бюро найма и учёта моряков военного флота Балтийского моря.

На всю жизнь осталась для него любимой песня «Раскинулось море широко» о тяжёлой доле и смерти корабельного кочегара в водах жарких тропических морей. Сам он в таком походе не побывал, ходил только в холодных балтийских волнах, но его корабль и старшие товарищи прошли из Тихого океана в Балтику, посетив берега Австралии, пройдя Красное море и Суэцкий канал. Такие рассказы в экипаже «Громобоя» обязательно передавались.

А в 1922-м «Громобой» был продан для переправки на лом в Германию. Но при буксировке во время шторма был выброшен морем на ограждение аванпорта Лиепаи, где позднее был по частям разобран на металл. «Участь такая у кораблей…»

Вернувшись домой в Исады, Егор Лукич взялся за крестьянское дело, строил хозяйство. Время было тяжёлое, но семья пополнилась детьми. В 1919-м родился сын Николай, в 1924-м – Василий, в 1928-м – дочь Мария. Вскоре после её рождения жена Ольга заболела чахоткой (туберкулёзом) и умерла. Тяжело было без женщины вести домашние дела, ухаживать за ребятнёй, вести полевые работы – в то время ещё был собственный надел земли.

11
Прасковья у окна

Привёл Егор Лукич в дом вторую жену родом «с той стороны», из-за реки, из села Федосеева Пустынь. Прасковья третий раз выходила замуж, но детей своих так и не родила, а мачехой детям Егора Лукича стала неплохой, была добра к ним. Хотя всего не упомнишь, а родную мать никем не заменить.

Семья считалась крепкой по достатку, «середняками», то есть хозяйство было исправным. В 1930-м пришла в Исады пора насильного набора людей в колхоз. На людей давили всеми средствами. Не пойдёшь в колхоз – лишишься и своей земли и имущества, жить спокойно единоличному труженику не дадут. Пришлось Егору Лукичу становиться колхозником.

Потом всё, как у людей, постепенно стало налаживаться, дети подрастали. В 1937-м, как только исполнилось 18 лет, женил Николая, а в 1939-м призвали его в армию на срочную. Больше увидеть сына он не смог. Началась война, мобилизовывались ещё те, кто был на пару лет моложе Егора Лукича, он по возрасту уже не проходил. Сыновьям довелось идти в бой с немцами, против которых воевали отцы. Младшего сына сначала вместе с молодёжью его возраста привлекли на «трудовой фронт», он работал на предприятии в Подмосковье, а как только исполнилось 18 лет, в 1942-м призвали Василия в армию.

Старший сын защищал от немцев связующие Москву и Ленинград дороги под Старой Руссой, а младший – сам город Ленинград в блокадном кольце, тот самый Петербург, к которому с моря не пускал врага отец. Оба сына погибли. Сначала младший при прорыве блокады в феврале 1943-го, а в августе 1944-го в Латвии – старший.

сем_17.6.44
17 июня 1944 года. Исады.
10
Егор Лукич и его Прасковья

В голодные военные годы, работая в колхозных лугах за рекой, перекупил для своей коровы сена, надо было семью кормить чем-то. Сено оказалось колхозным. Власть советская была тогда строга. Отсидел Егор Лукич за то 2 года, пока сыновья его воевали, а дочь, жена да внучки выживали без мужских рук в голоде и тяжёлом крестьянском труде. Работа и мужская, и женская легла на их плечи.

Прошла война, всё перетерпелось, выросла большая семьи у дочери Марии, вышли замуж внучки от сына Николая. Крепок был Егор Лукич, морская закалка и пережитое оставили след до конца дней. Кулачищи огромные были. Но вот, чтоб дрался, никто не помнил. Строгость и прижимистость в хозяйстве — запомнились хорошо. Любил свой сад, растил яблони, груши.

Как-то зашёл разговор с внуком о том, какая работа почётная, а какая не слишком. На что дед в задумчивости ответил: «А что ты думаешь работу всегда выбирать будешь? Придёт нужда – за любую возьмёшься. Вот  я, к примеру, половым в кабаке работал, когда припёрло.» Так и не узнал внук когда дед работал официантом, в Питере ли в 1918-1919-м, в Москве ли… Жизнь долгая и разная была…

 

Список участников 1-й Мировой войны, с.Исады, д.Аргамаково, Красный Яр, Студенец Исадской волости, вернувшихся домой.

Списки не полны, сегодня в них 59 человек. Из них половина, 30 человек, побывала в немецком и австрийском плену и вернулась домой. Несмотря на то, что условия содержания военнопленных в лагерях во время 1-й Мировой были жестокими, нередки были случаи убийств и издевательств со стороны врага, но главным отличием в сравнении с Великой Отечественной 1941 — 1945 г. было удивительное для нас сегодня обстоятельство — подавляющее большинство узников 1-й Мировой вернулось из плена живыми!

Основной источник — замечательный труд, первая в России Книга Памяти по отдельной губернии (Рязанской), составленный Григоровым А.И. и др. — «Рязанская Книга Памяти Великой войны 1914-1918 годов» (2008-2012). Большой трудностью в некоторых случаях является определить точное место жительства и рождения воина, если оно не указано. Исадская волость в начале прошлого века объединяла, кроме указанных в заголовке списка селений, также сёла Муратово, Кутуково и Устрань. Более 20 представителей встречающихся у нас фамилий не вошли в список по причине недостаточности сведений о месте рождения их носителей. Чтобы списки стали более полными, нужна помощь неравнодушных потомков воинов!

 Табл_вернувшихся 1МВ

Продолжение следует.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

6 Comments

  1. […] Воевали в 1914-1918-м и вернулись домой […]

  2. […] Воевали в 1914-1918-м и вернулись домой […]

  3. […] Воевали в 1914-1918-м и вернулись домой […]

  4. […] Воевали в 1914-1918-м и вернулись домой […]

Comments are closed.