Казанская, День народного единства и Прокопий Ляпунов

С праздником Казанской всех, прошедшим вчера!

Богородица неожиданным образом подала о себе весть накануне праздника одному из завсегдатаев нашего сайта, явилась ему прямо из земли в виде части старинного нательного складня. Вот так, вспоминай, что завтра праздник Казанской! Да сходи в Кутуково, к отцу Вячеславу, в храм в честь Казанской иконы Божьей Матери — там престольный праздник, выходит!

В стране 4 ноября отмечали странный День народного единства. Почему странный? Об этом много без нас сказано. Хотя бы потому, что им попытались закрыть на календаре не только «праздник Общей Беды» (Октябрьской Революции), но и саму Казанскую, которая якобы сопричастна этому новому. То ли Казанскую отмечать, то ли День Странного единства, то ли с коммунистами красными флагами махать — кому что нравится, есть выбор.

Вспомнить дела Второго ополчения, Минина с Пожарским, изгнание польского гарнизона из Москвы — дело хорошее. Но Второе всегда останется вторым, второму первым не бывать! Что было сказано в эти дни о Первом земском ополчении, с которого началось движение, стал собираться по Руси земский народ? О Прокопии Петровиче Ляпунове, который первым начал такое невиданное и неслыханное дело и сумел его довести почти до конца, положив свою жизнь за новую Россию? Да ничего, как всегда, как ежегодно. Спите, благодарные потомки? Осталась в вас хоть капля чести?

Попалась только строчка в статье агентства «Спутник» вскользь про Первое ополчение. Как обычно, всё сделало Второе (Минин да Пожарский), а начал движение некий Ляпунов, правда там у него все переругались, разногласия между дворянами, боярами из бывшего войска Лжедмитрия и казаками, понимаешь. Не преодолел, недопонял… Вот и развалилось всё. Да! Чуть не забыли: ещё Ляпунова убили. Неудачники, короче. Первый из них, судя по написанному — Ляпунов. Стандартный текст. Видимо, и в нынешних учебниках истории то же написано.

А вот как писали о Прокопии в январе 1611 года королю Сегизмунду враги — московские бояре.

«Как мы, ваши государские верные подданные… крест целовали, и в Переславле, государь, Резанском Прокофей Ляпунов и во всех Резанских пригородех вам, великому государю, крест целовали же. А ныне, государи, Прокофей Ляпунов, по вражью действу, не хотя видети в Московском государстве успокоения, и своим злохитрым умыслом Резанцов дворян и детей боярских прелстил, а иных своим заговором устрастил, крестное целованье преступил, и со всею Резанью от вас… отложился, и вашего государского повеленья сам не слушает и слушати не велит, и в городы, которые вам, великому государю, были послушны, воевод и голов с ратными людьми от себя посылает, и городы и места заседает, и в городех дворян и детей боярских прельщает, а простых людей устращивает, и своею смутою от вашей государской милости их отводит; а ваши государские доходы и хлеб всякой збирает к себе. А на Тулу, государь, прислал от себя вашего государского изменника Ивашка Зарутцкого с казаки…»

А мы в этот день снимем шапки и поклонимся думному дворянину и воеводе Прокопию Ляпунову! Он сумел за несколько месяцев провести переговоры по городам, которые ещё можно было отвернуть от пропольских сил, убедить воевод, земских старост, бояр, казацких атаманов в необходимости взять оружие, подчиниться единому руководству ополчения и идти на освобождение Москвы, отстоять православие в стране. Собрать в 1611 году достаточно сил, чтобы превзойти хотя бы численно лучшие в Европе обученные польские войска, возможно было, только поскребя по всем сусекам тех, кто хоть с какой стороны был недоволен воцарением польской династии, грабежами по всей стране польских «частных военных компаний» (как сейчас бы их назвали) и приходом католичества. Земель и городов таких оставалось немного: юг, восток и северо-восток, считая от Москвы. Все остальные края уже не помышляли о возрождении русской власти в стране. Такую задачку решал рядовой рязанский воевода, всего лишь один из многих. Но очень крепкий духом, упорством  и решимостью.

Собрать сумел Прокопий около 16-17 тысяч человек, примерно, усиленную дивизию, создав не более, чем двукратное превосходство в живой силе своей пёстрой рати над слаженным противником, укрытым стенами московских крепостей. Привёл войско к Москве и 4 месяца выбивал врага из крепостных сооружений, освободив стены Земляного и Белого города, прижал поляков к Кремлю и Китай-городу. Забыли, потомки?

Вспомните ещё и то, что после гибели Прокопия Минин с Пожарским несколько месяцев не решались вести по его следам своё новое Второе нижегородское ополчение к Москве, пошли не к ней, а к Ярославлю, несколько месяцев отсиживались там, собирая сведения о враге, ведя переговоры и пытаясь понять, будет ли успех. Потрёпанные поляки в столице были уже не те, что год назад. Но и Минину удалось в 1612-м собрать меньше людей раза в 2,5, чем Ляпунову! Приходилось ещё больше Ляпунова лавировать, избегать столкновений с враждебными казаками. И всё же дело удалось. Честь им и хвала! Прокопию Ляпунову — отдельная, Первая Честь!

Летописец.

Поделиться:
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    3
    Поделились