История

Путеводитель для проплывающих по Оке

Русло Оки приближается к правому берегу. На его уступах расположилось одно из древнейших сёл Рязанской земли Исады. Археологические находки свидетельствуют о появлении здесь славянских поселений в XII веке. В то время русло образовывало тут огромную излучину, в конце которой течение реки подходило вплотную к коренному берегу с востока и отклонялось на юг. В глубоководный изгиб Оки впадало устье пойменной речки Марицыни. Это место было выбрано расчётливыми славянскими торговыми путешественниками для обустройства перевалочной пристани на пути с нижнего течения Оки к Старой Рязани. По реке к Исадам прибывали корабли с грузами, перегружались на подводы и по древней полевой дороге, сохранившейся частично доныне, их доставляли прямо к воротам Рязани. Название Исады, имеющее «речное» происхождение, означает место «изсаживания» (высаживания на берег), пристани. Пришло оно из ростово-суздальских земель. Исады на Оке – крайняя юго-западная точка ареала распространения этого гидронима. При использовании перевалки грузов в Исадах долгий путь против течения длиной в 32 км сокращался до сухопутных 8 км. Так c XII века село стало пригородом и дальней пристанью древней столицы княжества. Подобные Исады-пригороды известны вблизи других древнерусских столиц: Суздаля, Ростова. Отсчёт летописной истории села ведётся с 20 июля 1217 года. Рассказ о съезде рязанских князей в Исадах на Ильин день засвидетельствован несколькими русскими летописями. Весть о княжеском братоубийстве прокатилась по всей Руси. Рязанский князь Глеб Владимирович в сговоре с младшим братом Константином пригласил своих братьев для заключения между ними договора о разделе земель, но подготовил для них погибель. Во время пира из постельного шатра неожиданно появились наёмные половцы и вместе с хозяевами, обнажив мечи, убили шестерых братьев и приехавших вместе с ними бояр и дворян. Причиной столь жестокой расправы стали отголоски минувших войн Владимиро-Суздальского и Рязанского княжества. Более мощный северный сосед умело сеял раздор в рязанском княжеском доме, вмешиваясь во внутренние споры, поддерживая младших против старших и установив политическую зависимость южан. Когда вражда началась и в суздальской земле между братьями Константином и Юрием Всеволодовичами, рязанские князья тоже оказались расколотыми на две партии. Год спустя после кровопролитной Липицкой битвы между братьями рязанский сторонник Константина Глеб попытался закрепить пошатнувшееся положение на своей земле и замыслил исадскую резню. Но справедливость вскоре была восстановлена. Двоюродный брат убийц Ингварь Игоревич, не приехавший на Ильин день в Исады, изгнал Глеба с младшим братом за пределы княжества и не дал им возможности вернуться на Рязань уже никогда. Не помогли и нанятые половцы. Какие бы события не сотрясали княжеские верхушки власти, первые десятилетия XIII века вплоть до самого монгольского нашествия 1237 года стали вершиной расцвета искусств, ремёсел, торговли в Рязанском и Владимиро-Суздальском княжествах. Рост благосостояния питало движение местных и импортных товаров между большими городами Рязанью, Владимиром, Ростовом, Новгородом, которому помогали такие торговые спутники, как Исады.

Судя по топографии расширения Исад и находкам ордынского времени, Рязань и её дальняя пристань продолжали взаимодействовать в XIV-XV веках. После присоединения Великого княжества Рязанского к Московии за особые заслуги перед царём самых именитых дворян стали наделять поместьями в богатой округе древней столицы. В конце XVI века имение в селе получили Ляпуновы. В течение 100 лет оно сначала было поместьем, а затем вотчиной этого рода. В Смутное время Прокопий Петрович Ляпунов и его сын Владимир обживали Исады. У деревянной Никольской церкви были похоронены отец Прокопия Пётр Саввич и первая жена.

Думный дворянин Прокопий Ляпунов стал собирателем Первого русского ополчения в 1611 году. Когда государственная независимость России была утрачена, Москва находилась в руках польских войск, не родовитому, но умеющему убеждать рязанскому воеводе удалось объединить земские дворянские полки городов, боярские отряды и казацкие силы. Он привёл их к Москве и, ведя бои в течение нескольких месяцев, освободил большую часть столицы. Прокопий стоял во главе создания государственных органов власти при ополчении: Земского собора и Земского правительства. При нём был подготовлен и принят 30 июня 1611 года «Приговор всей земли», который называют «первой Конституцией России». Только предательство казаков и убийство Прокопия Ляпунова остановило и разрушило ополчение.

Ока продолжала оставаться большим водным путём из Московии на Волгу и дальше в южные земли. 5 июля 1636 года на снаряжённом московским государем судне с посольством от герцога шлезвиг-голштинского мимо Исад проплыл из Москвы в Персию Адам Олеарий. В своей книге с описанием путешествия, вышедшей первым изданием в 1647 году и позднее много раз переизданной, он оставил подробные путевые описания наших берегов. На крутых поворотах Оки он отметил селение Киструс, старейший стратегический форпост Облачинский монастырь, опекаемый Ляпуновыми, и обратил внимание на «дворянскую усадьбу» Ляпунова Исады. В этом году Владимир Прокопьевич начал возведение новой каменной церкви Воскресения Христова в Исадах. Храм он посвятил памяти своего отца — «в память по своём родителе и по себе», как было указано на напрестольном кресте. Церковь сегодня – единственный памятник в стране человеку, спасшему Россию.

Расширил храм до невиданных для сельской церкви размеров, сделав его двухэтажным, внук Прокопия Лука Владимирович, назначенный в 1672 году главой приказа Большой казны. На 1-м этаже в ней расположен главный алтарь во имя Воскресения Христова (единственный ныне освящённый) и во имя св.Николая Чудотворца. На 2-м этаже располагались алтари во имя св.кн.Владимира, покровителей воинства (конницы) св.Флора и Лавра, св.Георгия Победоносца. Внутри церкви, на каменных плитах стен сохранились два памятника эпиграфики XVII века, одна из плит – над местом погребения стольника Луки Ляпунова.

Прокопий Ляпунов, его отец, братья, дети и внуки были воеводами, служили в различных пограничных крепостях, были потомственными воинами. Ныне могилы славного гнезда Прокопия, находившиеся у стен церкви Воскресения, утрачены и пребывают в забвении, как и само имя человека, по стопам которого прошли затем со Вторым ополчением Минин и Пожарский.

После Ляпуновых в XVIII и начале XIX века Исады через дочерей-наследниц переходили в качестве приданого к представителям известных родов Долгоруких, Мещерских, Ржевских. При Долгоруких в 1730-е годы в усадьбе у края коренного берега Оки был построен просторный 2-этажный Белый дом в стиле барокко. Его балкон открывал виды на окскую гладь, раскинувшуюся в нескольких десятках метров от здания. Есть основания предполагать автором его проекта работавшего в то время в Москве архитектора И.Ф.Мичурина. Вместе с церковью Воскресения Христова он был настоящей жемчужиной усадьбы, привлекавшей проходящих по реке путешественников. Пароходы останавливались под Исадами для осмотра памятников архитектуры. В основании Белого дома при обследовании 1955 года архитекторы обнаружили сводчатые подвалы, предположительно являвшиеся остатками дома-предшественника Ляпуновых. Белый дом был уничтожен в 1956 году.

При следующих владельцах Исад состоялась постройка второго крупного здания – Красного дома. Оно было создано в стиле классицизма, вход украшали высокие колонны. По некоторым сведениям, он строился для балерин крепостного театра Григория Павловича Ржевского, в нём находилась сцена для выступлений. По рассказам современников, Ржевский уже «под старость ездил нарочно в Париж, чтобы научиться танцевать по правилам у лучших тамошних балетмейстеров». В Исадах он отбирал крестьянских парней и девиц и лично обучал их балетному искусству. Представления давали в Рязани, в итальянском театре на Знаменке в Москве. Балерина Ирина Харламова танцевала в паре с француженкой Голлень-Сор, исполняла казацкие песни с французским артистом Ришаром. Стали знаменитыми в балетных и оперных постановках Виноградова, Хохлова. В 1824 г. труппа Ржевского была куплена конторой Императорских театров для Большого театра. Не имея литературных талантов, Григорий Павлович ценил знакомства в среде литераторов. Его младший сын Николай был одним из воспитанников первого набора Царскосельского Лицея 1811 года, товарищем Пушкина.

Красный дом в Исадах был разрушен между 1927 и 1936 годами.

Около 1816 года исадское имение окончательно перешло отставному полковнику Ивану Артамоновичу Кожину. Его наследство было распределено между несколькими детьми, но к 1881 году вновь почти полностью сосредоточилось в руках внука Владимира Николаевича. К тому времени Владимир Кожин окончил курсы в Петровской земледельческой академии в Москве, обладал передовыми агрономическими знаниями. В Исадах сразу приступил к преобразованию усадьбы. Основными направлениями были полеводство, луговодство на площади около 300 гектар в пойме Оки и плодоводство. Он заложил большой сад, состоявший преимущественно из яблоневых деревьев, аллею лиственниц, английский сад на склоне коренного берега Оки. Яблоки завоёвывали награды на выставках-ярмарках, велики были достижения в выращивании лука, который отгружали в том числе баржами с речной пристани. Владимир Николаевич занимался также разведением крупного рогатого скота и лошадей. Ниже Исад по течению Оки им был запущен крахмало-паточный завод при слиянии речек Студенец и Алёнка.

Внуком Владимира Николаевича Кожина от брака дочери Киры и её мужа Карла Августовича Вагнера был известнейший учёный и философ, доктор искусствоведения, лауреат премий и наград Георгий Вагнер. Будучи репрессированным, полжизни он провёл в сталинских лагерях и на поселении. Однако лишения побудили его к углублённому занятию наукой, археологией и историей архитектуры. Благодаря трудам Г.К.Вагнера по изучению владимиро-суздальской скульптуры, она стала частью европейского культурного наследия. Вагнер-искусствовед стал новатором в изучении проблемы жанра и канона в древнерусском искусстве. Его труды по архитектуре легли в основу реконструкции и реставрации многих древнерусских памятников. В автобиографической повести «Из глубины взываю» Георгий Карлович описал в подробностях свои детские годы, ярко нарисовал исадские окрестности, пойму Оки, привёл множество местных топонимов и пересказов старинных преданий.

Детство и юность провёл в Исадах Василий Григорьевич Орлов. Он был сыном псаломщика, служившего в церкви Воскресения Христова более 20 лет. Василий Орлов окончил Институт инженеров путей сообщения Императора Александра I в Петербурге. С 1891 г. служил до самой революции на Александровской железной дороге ревизором движения, получил железнодорожное звание «генерала тяги», стал личным почётным гражданином. Увлекался археологией, даже защитил диссертацию.

Во время первой русской революции 1905 года Василий Орлов стал руководителем нескольких черносотенных союзов, с 1911 — председателем московских железнодорожных отделов Русского Монархического Союза, противодействовавших забастовкам. На сходках и митингах рабочих фабрик, заводов, железнодорожных мастерских Орлов показал себя блестящим оратором. Пережил покушения, в него стреляли на Мытищинском вагонном заводе, получал «смертные приговоры» от революционеров. После начала Первой Мировой войны он предлагал осуществить немедленную помощь населению с целью отвлечь его от революций, решить национальный вопрос предоставлением равноправия всем подданным. Пользуясь своими связями в Сибири и на Дальнем Востоке, Василий Орлов пытался спасти арестованную царскую семью. После её расстрела уехал на Кавказ, где позднее был арестован, взят красными в заложники и убит 19 октября 1918 года под Пятигорском у горы Машук наряду с бывшими царскими министрами и сенаторами.

К последней трети XIX века Исады стали одним из центров старообрядчества. При полном преобладании нового («никонианского») русского православия в исадской округе укоренилось старообрядчество «беглопоповцев» и Белокриницкой иерархии. Последнее было разделено на поддержавших «Окружное послание» 1862 года «окружников» и более радикальных «неокружников». Каждое течение имело отдельный моленный дом, нередкими были их религиозные диспуты. Полученная после реформы личная свобода дала возможность многим крестьянам открыто заявить о своей приверженности «старой вере», которую в течение двух веков они скрывали, дабы уйти от гонений. Количество старообрядцев стало увеличиваться.

С 1867 по 1887 год просветительскую работу с «раскольниками» по привлечению к «новому» православию проводил будущий епархиальный миссионер священник Александр Гаврилович Америков. Но «столица религиозной философии» в Исадах тоже развивалась и укрепляла связи в губернии и за её пределами. С 1905 года старообрядцы в России полностью обрели равные гражданские права. В Исадах была построена деревянная старообрядческая церковь во имя св.Уара, где была собрана огромная библиотека старой церковной литературы. Часть этой богатой коллекции после закрытия церкви в советское время оказалась в Ленинской библиотеке Москвы. Церковь была разобрана в 1960-х. Преимущественно старообрядческим постепенно стало кладбище (Погост) на месте упразднённой ещё в XVII веке церкви св.Георгия (на горе Шатрище).

Приблизительно с 1905 по 1930-е годы в Исадах находилась резиденция старообрядческого епископа Павла (в миру Петра) Ивановича Туркина, имевшего титул «епископ Рязанский и Тверской». Владыка много путешествовал, укрепляя связи между общинами по стране, бывая в Москве, Бессарабии, Румынии, Барнауле, Казани. Епископ Павел был арестован в 1933-м и приговорён к условному сроку, затем повторно репрессирован. Умер в 1940 году в Исадах, похоронен на старом кладбище (Погосте). В 1940-м был репрессирован другой старообрядческий священник Камнев Марк Андреевич.

В Исадах особо отмечался престольный праздник в дни святителя Николая Мирликийского (зимний и вешний) как память о самой ранней церкви села. Среди мест проведения религиозных и народных обрядов – святилище у водного источника на дне глубокого, заросшего лесом оврага в урочище Прощенный Колодезь. Его вода считалась целебной в особенности для малых детей. Обряды возле него, вероятно, несущие отзвук дохристианских языческих верований, происходили вплоть до недавнего времени, по окончании которых на ветвях растительности, окружающей родники, оставлялись привязанными тряпицы, ленты и различные мелкие вещи. Известны также места двух прежних часовен. Одно из них на водах безымянного ручья. Другое на площади Круг, где стояла часовня святого Власия. Она помогала отвести болезни и напасти от сельского стада. При первом весеннем выгоне на луговые пастбища стадо обводили вокруг часовни.

Исады — место жительства и работы народного художника СССР Виктора Ивановича Иванова. Он действительный член академий, лауреат разных премий. Многие годы философски осмысливает историю нашего края, народа, его духовный путь, раскрывает опыт поколений в своих картинах, доносит в своих беседах, что значит быть русским. Его работы представлены в Третьяковской галерее, Русском и многих других музеях. В Рязани открыта галерея его картин. Многие написаны из окна его старинного деревянного дома, откуда разворачиваются виды на просторы заливных лугов Оки. Они создают у человека особое состояние – от них трудно отвести глаз. Виктор Иванович открывает его людям, говоря о пользе особых уроков «смотрения в даль»: «Чувство родины – особый дар, не у всех он есть. Но это чувство можно развить… Ощущение природы настолько сильно, что через полчаса «смотрения» будто обретаешь второе дыхание».

История села Исады

Где мы живём? Кто наши предшественники? Древняя история заселения округи.

На каком наречии мы говорим?

Возникновение и развитие славянских поселений в излучине Оки. Старая Рязань.

Происхождение названия Исады

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •