Оболочинский монастырь

Оболочинский монастырь

     Первое упоминание Оболочинского (Облачинского, Уболочецкого) монастыря относится к концу XVI века. В «правой грамоте» дворецкого князя Хворостинина на челобитье игумена Воскресенского Тереховского монастыря о насильственном захвате монастырских лугов бортниками села Ижевского в 1576 году впервые называется имя монастыря. Тереховский игумен ссылается как на одного из свидетелей захвата на игумена «Оболотчинского монастыря Успения Пресвятой Богородицы» Феодосия. Земли монастырей граничили в 2-х местах. 

     1. На острове, где располагался Оболочинский монастырь, недалеко от речки Ибредь, существовал крохотный участок земли, принадлежавший Тереховскому монастырю (его деревне Нижние Рясы). Рядом — «созвездие» таких же малых клочков песчаной неплодородной земли других деревень с правого берега Оки (в том числе Исад), это земельное пёстрое наследие сохранилось в течение 4-х веков до наших дней. Что это за исторический феномен, пока покрыто тайной, которую предстоит разгадать.

     2. На правом берегу Оки находились обширные угодья Терехова монастыря южнее речки Студенец, отделённые от самого монастыря, расположенного ниже Шилово (село Терехово), многими вёрстами. Известно, что на землях Оболочинского монастыря находилась деревня Никонова (юго-восточнее Муратово, на берегу Оки). Где проходила граница земель двух монастырей на этом участке, по речке Алёнка (Ряса) или между Муратово и Никоново, пока неизвестно.                                                                          (Красным штрихом — земли Терехова монастыря к концу XVII века, фиолетовым — расположение Оболочинского монастыря.)

     Согласно данным историков, у церкви Воскресения Христова в Исадах был похоронен отец Прокопия Ляпунова. Ученый секретарь правления Спасского отделения Общества исследователей Рязанского края А.Ф. Федоров (возглавлял уездное почтовое ведомство до 1917 года, основал краеведческий музей в г.Спасске), основываясь на материалах некрополя Воскресенской церкви, пишет, что отец Прокопия Петр Савич, который принял монашество в Облачинском монастыре, покоится не в монастыре, а в своей усадьбе, в Исадах. Федоров приводит такую надпись, начертанную на памятном камне возле Воскресенской церкви: «лета 7095 (1587 г.) мая 17 на память св. Анастасии Андроника представися раб Божий Петр Сав[и]н сын Уболочецкий мних Пафнутий Ляпунов. Помяни его Бог душу во царствии небесном».

Урочище Облачинка хорошо известно – это вытянутые на километр с севера на юг песчаные дюны на пойменном острове в 2 км восточнее Исад. Дюны сами по себе любопытное природное образование, хотя их поверхность сильно поросла лишайником и задерновалась. Но Облачинка – также археологический памятник, исследовавшийся ещё  около века назад Городцовым. (О современных археологических, георадарных исследованиях см. видео.) На ней наряду с кремнёвыми орудиями каменного века, обнаружены следы более позднего времени, раннего железного века, а также поселение XIIXIII века, времён княжеской столицы в Старой Рязани. Вполне возможно, что оно выполняло сторожевые задачи в этом месте на восточных водных подступах к городу, удобном для наблюдения за двумя расходящимися руслами Оки. Одно из преданий говорит о существовании здесь острога, т.е. укреплённого поселения.

Старица Оки (Исадская), которая тянется от Дегтяного к Исадам, от которой уходит вглубь острова Облачинская дюна, в наши дни так обмелела, что в засушливое время становится непроходимой для плоскодонных лодок, но до упомянутого времени она была главным и наиболее полноводным руслом Оки. Сегодняшнего основного русла, начинающегося от Кутуковской (Киструсской) старицы, где неподалёку стояла пристань, в народе называвшаяся «кутуковской», но носившая имя «Киструс», и заканчивающегося у Исадской старицы, неподалёку от церкви, не существовало. Поэтому до крахмального завода с.Дегтяного Ока текла одним широким руслом. Здесь она раздваивалась. Кроме упомянутого главного русла (Исадской старицы), на юго-восток к Санскому и Юште уходил второй рукав. На картах конца XVIII — середины XIX века это русло показано цепочкой озёр: Прорва, Шар (вспомним пролив Шарок под Исадами), Велье, Сань, соединявшихся протоками. Течение здесь было слабым, дно было мелким, илистым.

Что касается названия места расположения монастыря и самой дюны, то оно явно идёт от сочетания слов «у (около) болота», есть также слово «болотина». Болотом в Исадах называют переувлажнённые пойменные луга вдоль Оки. В древних письменных источниках в ближайшая округа Исад в пойме называется Великим Болотом. Дюна, на самом деле, окружена низкими местами, долго остающимися топкими после половодья.

По окладной книге 1676 года, в монастыре значится церковь Живоначальной Троицы, в которой служил «чёрный поп Павел», который «взят в крестовую» (?).

В приходе Оболочинской пустыни состояла деревня Никонова, сегодня её остатки, урочище на берегу Оки ниже Муратово называется Ежи, на карте также – Ясаковский, а лесок рядом – «Никонским». Но по указу митрополита Рязанского и Муромского Аврамия от 21 декабря 1691 г. деревня была приписана к с.Муратово: «… а дани с тое деревни платить положено на год осмнатцать алтын четыре денги, пошлин гривна десятильнича, доходу полтина Деревня значилась за «стольником Матфеем Милославским и за вдовою Домною Ивановой женою Ляпунова», крестьянских дворов в ней было 22 и 5 бобыльских. Причина перевода деревни из подчинения монастыря в сельский приход была такой: «… по правилам святым, священникам чёрным в мирские домы с потребами входить не велено». Через некоторое время к монастырю был определён белый священник Иаков, и деревня вернулась к Оболочинскому монастырю.

В «ведомости», составленной в 1739 году, в Оболочинской пустыни показано: «… две церкви (Троицкая и Успенская) деревянныя, в них 2 престола, настоятельских и брацких 2 кельи деревянных длиною на 5, поперек на 4 саж. с половиною. А школ и гофшпиталей и магазейнов не имеется. В той пустыни против древняго установления надлежит быть иеромонаху; а ныне на лицо бельцов: вдовой поп 1, трудников 3; а отставных на пропитании и никаких чинов не имеется. За тем монастырём крестьянских и бобыльских дворов и пахатной земли и никаких угодей не имеется, но токмо при той пустыни имеется прикладных сенных покосов 5 десятин, сена ставитца по 300 копен. В ту пустыню по окладу денежных и хлебных доходов в зборе никаких не бывает, а не окладных денежных доходов надлежит быть в сборе в год: за сенные покосы 9 рублёв, а в иные годы больше и меньше; те доходы в том монастыре оставляются на расходы. А в Коллегию Экономии от того монастыря ничего не платят».

Ведомость рисует весьма скудное существование монастыря, лишённого всякой возможности самообеспечения, кроме использования (сдачи в аренду) огромных сенных покосов.

По описи, составленной в 1763 г. подпоручиком Масловым, в Оболочинской пустыни, приписанной по указу Консистории к Рязанскому Спасскому монастырю в 1761 г., значится: «… церковь Успения с одним престолом, две кельи с сеньми длиною на семи, шириною на трёх саженях, погреб с погребицею длиною и шириною на дву саженях; кругом той пустыни ограды деревянной на 30 саженях».

Как пишет И.Добролюбов в своей книге, пустынь была управляема «первоначально игуменами, потом строителями» до упразднения в 1764 г. и обращения в приходскую церковь. При церкви, по генеральному межеванию 1774 г., числилось по плану сенных покосов 10 десятин 2 058 саженей, под просёлочной дорогой 210 саж., под полуречкою и истоком 800 саж., под церковью и кладбищем 144 саж., под половиною Оки реки 14 десятин 400 саж., под бичевником 1 дес. 1600 саж., а всего по всей окружной меже 77 дес. 514 саж.

По смерти монастырского иерея Михаила Лукина в 1790 году, прихожане – крестьяне деревни Никоновой просили об определении к ним иерея с.Дегтяное дьячка Сергея Гурова, но в этой просьбе им было отказано по причине, что они при определении к ним Михаила Лукина в 1774 году обещали снабдить причт пахотной землёй и лугами, но обещания не исполнили.

Указом Консистории от 18 марта 1793 г. священнослужение в Оболочинской пустыни и отправление приходских треб в д.Никоновой было предписано попеременно священникам с.Дегтяное.

Указом от 19 января 1795 г. дер.Никонова вторично была приписана в приход к с.Муратово. Иерею с.Муратово Василию Гаврилову была отдана «под смотрение»  Оболочинская пустынь со всем церковным имуществом.

Согласно И.Добролюбову, в конце XVIIIвека церковь Оболочинской пустыни была за ветхостью упразднена.

Одна из монастырских икон – Успения Божией Матери находилась в церкви села Дегтяного, а другая – икона Иверской Божией Матери в с.Муратово и пользовалась особым уважением окрестных жителей, которые приносили её в свои дома и обходили с нею поля.

В 1833 году, вероятно, ввиду благоустройства церкви Воскресения и ветшания церкви в Муратово, с.Муратово и д.Никонова в свою очередь были приписаны к с.Исады.

В конце XIX в. на месте пустыни стоял деревянный крест.

Из настоятелей Оболачинской пустыни известны:

v  игумен Феодосий упоминается в 1576 г.

v  игумен Дионисий упоминается в 1662 г.

v  черн. поп Павел уп. в 1676 г.

v  стр. Иоасаф хир. 4 мая 1744 г.

Из священнослужителей упоминаются:

v  Иаков уп. в 1693 и 1710 г.

v  Леонтий пост. в монахи в 1745 г.

v  Василий Стефанов р. 31 марта 1745 г.

v  Михаил Лукин уп. с 1774 – 1790 г.

 

Источники

И.Добролюбов. Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии. Рязань, 1891.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •