Старообрядческие общины в Рязанском крае

Из истории старообрядческих общин в Рязанском крае в XX столетии

Старообрядчество на Рязанщине существует со времени раскола русской Церкви XVII в. Но научное изучение этого рязанского феномена начинается только в конце XX столетия. В настоящее время полноценно изучена жизнедеятельность Егорьевских ревнителей древнего благочестия по всему периоду их существования, история староверов других мест Рязанского края только начинает исследоваться. Существенным пробелом в историографии является научное изучение жизни старообрядческих общин в годы господства атеистической власти в Рязани. Этот пробел и призвана восполнить настоящая статья. Материалом для написания послужили в основном архивные документы фонда Р-5629 Совет по делам религий при Совете Министров СССР Уполномоченный по Рязанской области г. Рязань. В настоящее время выявлены еще не все дела по настоящей проблеме, однако по имеющимся данным можно составить определенную картину жизни старообрядческих общин на Рязанской земле. В настоящей статье приводиться описание истории общин староверов поповцев и беспоповцев. По возможности полностью приводятся имена священников и старшин общин. Статья является первым научным опытом систематического описания, не лишенным своих недочетов и неточностей, истории старообрядцев Рязанщины XX в.

***

Церковная трагедия середины XVII в. не обошла стороной и Рязанский край. Правящие архипастыри господствующей Церкви ревностно боролись с оппозицией церковной реформы, епархиальные православные монастыри были местом ссылки ревнителей старого обряда, однако в отдаленных уголках Рязанщины появились очаги староверия, превратившиеся в крепкие общины, которые сохранились и до настоящего времени.

Вплоть до Манифеста 1905 г. старообрядчество в Рязанской губернии было гонимо. Однако, не смотря на запретительные меры со стороны светских и церковных властей, староверы не только создавали общины, но и строили моленные дома, в которых отправляли все необходимые религиозные нужды. Моленные и были ядром общины. Располагались они либо в домах староверов (чаще всего у главы общины), либо были выстроены во дворе в виде сруба или на огороде. Почти все старообрядческие поселения имели их, если не хватало средств на ее содержание, то несколько общин сообща содержали одну. Здание моленной отличалось величиной от прочих деревенских построек и изящной отделкой, по сравнению с крестьянскими избами. Несмотря на то, что моленные строились на деньги всей общины, содержал ее один какой-нибудь зажиточный старовер, как свою собственность. В них сосредотачивалась вся богослужебная жизнь старообрядцев.

К началу календарного XX столетия общее число старообрядцев обоего пола в Рязанской губернии было 13 975 человек[1]. После выхода «Высочайшего указа об укреплении начал веротерпимости» в 1905 г. ситуация по бытийному состоянию старообрядчества начинает меняться. На момент выхода Манифеста, старообрядцев на Рязанщине обоего пола всех толков было 15 010 человек[2]. К 1915 г. староверов в губернии обоего пола всех толков стало 21950[3]. В течение периода с 1907 по 1916 гг. было зарегистрировано разных толков 11 старообрядческих общин[4], из которых 6 имело собственный храмовый комплекс (поповцы). В Егорьевском уезде старообрядцами был организован монастырь и школа[5].

Епископ Александр (Богатенко) Рязанский и Егорьевский

На Рязанской земле, в этот период, возникает две старообрядческих епархии: окружников и неокружников. У первых центром был г. Рязань, возглавил епархию епископ Александр (Богатенко), титуловавшийся Рязанский и Егорьевский, кафедральным стал храм в честь иконы Всех Скорбящих Радость, построенный в 1910 г. на средства купца Феодота Игнатьевича Масленникова. Несколько ранее, в 1907 г. этот предприниматель выстроил своей общине в с. Селезнево храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. У вторых, центром было с. Исады Спасского уезда, правящим архипастырем был епископ Павел (Туркин)[6], титуловался Рязанский и Тверской. Стоит отметить, что общины, возглавляемые этими владыками, сохранились и до настоящего времени.

После революционных событий 1917 г. в связи с произошедшими в России политическими изменениями, меняется и положение религиозных групп и организаций. Сделаем небольшое замечание, в дальнейшем в настоящей статье не будет упоминаться о старообрядцах г. Егорьевска (самого староверческого уезда Рязанской губернии) и его окрестности, поскольку в 1922 г. уезд был отрезан от Рязанщины и включен в ореол владений Москвы.

Опыт выживания в гонимых условиях у староверов был огромный, поэтому репрессивная политика государства не нарушила общинной жизни ревнителей древнего благочестия. Начинается процесс объединения общин. Пока не удалось выявить архивных документы по истории рязанских староверов беспоповцев в 20-30 гг. XX столетия. Существует лишь косвенное упоминание, что у общины беспоповцев спасовцев в д. Лаптево существовала моленная, которая в 30-е гг. (точная дата не установлена) была отобрана и отдана под клуб детского дома. Однако, «все иконы из нее были перенесены П.А. Любаковым, наставником спасовцев, в свой дом, превратившийся фактически в новую молельню»[7]. Беспоповцы вернулись к нелегальному образу существования.

Об истории старообрядцев поповцев этого периода известно несколько подробнее. Общину Скорбященской церкви Рязанских староверов с революционных событий до 1924 г. окормлял священник Еразм Иванович Пчелин[8], после него получает регистрацию священник Дмитрий Сергеевич Варакин, известный в староверческой среде начетчик. Он прослужил в храме до 10 мая 1928 г., об этой дате свидетельствует подписка самого Варакина[9], данная начальнику 2-го Управления милиции[10]. Последним священником в общине при храме Всех Скорбящих Радость до его официального закрытия был Тимофей Димитриев, которого 12 февраля 1937 г. расстреляли за антисоветскую пропаганду[11].

Вполне возможно, что этот храм и был центром староверческих общин поповцев Рязанщины в довоенное время (до закрытия в 1937 г.). Сохранился документ, по которому всех членов вначале 30-х гг. числилось 400 человек[12]. Другой храм, в честь Покрова Пресвятой Богородицы, также был закрыт в 30-е гг. К 40-м гг. XX столетия на Рязанской земле легально перестали существовать все старообрядческие общины. Однако это не означало полного исчезновения староверов.

Как известно в период Великой отечественной политика государства в отношении религиозных общин начинает меняться, «оттепель» коснулась и староверов. В 1944 г. на территории Рязанской области (образована была в 1937 г.) не легально действовало три старообрядческих общины. При этом: «Заявлений от верующих граждан об открытии молитвенных зданий религиозных культов пока еще (разрядка моя) не поступало, так же никаких запросов не поступало от служителей культов. Регистрация действующих молитвенных зданий, а так же исполнительных органов религиозных обществ и служителей культов – не производилось. Закрытие и слом молитвенных зданий в течение всего 1944 года по области не было»[13]. Компетентные органы знали, где существовали староверческие общины и следили за ними.

Совет по делам религиозных культов санкционировал 16 июля 1945 г. открытие старообрядческого Скорбященского храма в г. Рязани, община коего насчитывала более 100 человек[14], священником назначен был Владимир Иванович Фомичев (прослужил в до 1967 г.). Заметим, что в церкви с момента второго открытия и до настоящего времени не прекращалось богослужение, настоятели непрерывной чередой сменяли друг друга. В 1977 г. церковная община пережила невосполнимую материальную утрату, в ночь с 25 на 26 января произошло ограбление церкви[15]. Было похищено более 135 икон, позолоченный серебряный напрестольный крест, позолоченный серебряный Евхаристический набор, снята рубашка с Евангелия (украшенная позолотой).

В 1945 г. в Совет по делам религиозных культов по Рязанской области поступило 4 ходатайства об открытии староверческих моленных: из Ермишинского (община 60 человек, беспоповцы федосеевцы), Пителинского (беспоповцы федосеевцы) и Клепиковского (община 200 человек, поповцы Белокриницкого согласия) районов, только Пителинское было удовлетворено[16]. Вместе с тем властями на территории Рязанской области было выявлено 8 старообрядческих общин всех толков[17].

Государственной власти было выгодно иметь подконтрольные зарегистрированные религиозные группы, поскольку староверы зарегистрированных общин хорошо работали в колхозе и были лояльны по отношению к советской власти. Наоборот, в не зарегистрированных и не желающих регистрироваться общинах, наблюдались стремления законспирировать себя, и как писалось в одном из отчетов уполномоченного: «верующие настроены резко антисоветски, во всех мероприятиях правительства на селе (заем, колхоз, собрания и т.д.) усматривают действие антихриста»[18].

На волне потепления отношения к старообрядцам советского законодательства были случаи и не санкционированного открытия моленных общинами. Так 1946 г. община староверов с. Селезнева (более 100 человек) «самовольно открыли в апреле с[его] г[ода] молитвенный дом в неприспособленном помещении члена общины Горелова, а для проведения богослужения неоднократно вызывали из г. Рязани священника старообрядческой церкви Фомичева на расстоянии 160 километров. Принятыми мерами это нарушение устранено, священник Фомичев предупрежден»[19].

В том же, 1946 г., в д. Аргамаково Спасского района, было запрещено общине староверов поповцев иметь моленную, поскольку нельзя было «производить молитвенные собрания в неприспособленном помещении»[20]. При этом старообрядцев предупредили, что «они могут возбудить перед Облисполкомом ходатайство об открытии молитвенного дома»[21] при соблюдении соответствующих требований.

Осенью 1946 г. власти разрешают открыть второй храм старообрядцев поповцев в д. Селезнево[22]. Община насчитывала «более 200 человек совершеннолетних верующих»[23]. При этом государственная власть внесла некоторую смуту в приходскую жизнь храма. Старообрядческий Московский архиепископ Иринарх (Парфенов) назначает 13 декабря 1946 г. настоятелем Лисина Иеремию Никитовича[24], однако регистрацию ему власти дали только 17 декабря 1947 г., при этом, ранее 25 августа регистрация на это приход дается другому священнику Будаеву Константину Симеоновичу[25]. Предположительно, под давлением государственной власти архиепископ Иринарх переназначает настоятеля. В должности утверждается о. Константин[26]. Но, уже 12 апреля 1948 г. его снимают с регистрации (по собственному желанию[27]), и в том же месяце назначается (зарегистрирован властями 13 мая) новый настоятель Смирнов Симеон Корнилович[28]. Однако уже через год, 16 апреля 1949 (регистрация – 24 мая), в Покровском храме опять новый настоятель, Котов Иван Степанович[29]. С приходом этого священника «настоятельская чехарда» прекращается. Священник Иван служил в храме до 19 февраля 1963 г., когда по собственному желанию из-за болезни ног попросил снять с него регистрацию[30]. С этого времени Покровский храм весь оставшийся советский период Российской истории окормлялся священниками Рязанской церкви «Всех Скорбящих Радость».

По наблюдению этнографа Миловидова В.Ф., производившегося вначале 60-х гг., выясняется следующее. Советская власть сгладила почти все острые разногласия между старообрядческими толками, остававшегося раздробленным на многочисленные толки и согласия, острые расхождения в вере сохранялись только у беспоповцев и поповцев. Староверы в Рязанском крае во многих отношениях почти не отличались от православных. Этнограф приходит к следующему выводу: «Малочисленность старообрядцев, распад их общин, отход молодежи, отсутствие миссионерской деятельности – все это, однако, не должно заслонять того факта, что старообрядчество продолжает удерживать во власти религиозных предрассудков несколько сот советских людей, проживающих в Рязанской области, наносит вред подрастающим в старообрядческих семьях детям»[31].

Письмо федосеевца с.Царёво Староверова в Облисполком. Примечательна орфография письма «совсем неграмотного» автора, явно знакомого с образами письма старых книг.

В послевоенные годы власти обращают свое внимание на общины беспоповцев проживающих на Рязанской земле. Предпринимаются попытки регистрации их со стороны государства, однако не все староверы шли на эти сделки. Так, например в с. Царево Ермишинского района (по данным на 1946 г.) проживало две общины староверов беспоповцев. Общину федосеевцев возглавлял Волков Павел Гаврилович, была лояльно настроена к советской власти (что подтвердилось в дальнейшем), другая филипповцев, возглавляемая Староверовым Иваном Аксеновым, более радикальна по своим взглядам (не подавала заявления о своей регистрации даже под давлением уполномоченного). Первая количеством 71 человек, уклонялась от подачи заявления в Облисполком, об открытии молитвенного дома, ссылаясь на свою малочисленность. Вторая численностью 60 человек, мотивировала невозможностью набрать нужное количество членов двадцатки, «в связи с чем и задерживается отсылка материалов в Облисполком, а поэтому Райисполкомом внесено препятствие в производстве молитвенных собраний до оформления документов и разрешения Облисполкома»[32].

Сразу же после своего «обнаружения» староверы федосеевцы начинают вести работу по регистрации своей общины. Уполномоченному они писали следующее: «Мы группа верующих старообрядческого направления федосеевцев, обращаемся с просьбой разрешить нам производить моленье, и зарегистрировать нашу общину в с. Царево. Имеется у нас помещение молельни, дом деревянный 8х13 аршин, где и проводим моленье»[33]. Уже 18 июня 1946 г. «Исполком Рязанского областного Совета депутатов трудящихся находит возможным удовлетворить ходатайство верующих об открытии в с. Царево Ермишинского района Рязанской области молитвенного дома старообрядцев беспоповцев федосеевского согласия»[34], а 18 декабря община была зарегистрирована.

Филипповцы, наоборот не проявили должного рвения для своей регистрации, что заставило уполномоченного писать лично руководителю общины Староверову И.А., и спрашивать о том, что «действительно ли в с. Царево имеется религиозная община старообрядцев руководимая Вами и намерены ли верующие возбуждать ходатайство об открытии молитвенного дома»[35]. Полученный ответ гражданскую власть не удовлетворил, и 3 июня 1946 г. в поселок Ермишь компетентным органам было направленно следующее разъяснение: «Из вашего сообщения следует, что верующие с. Царево старообрядцы филипповцы /беспоповцы/, руководимые Желтовым [ошибочно руководителем назван содержатель моленной – В.С.], уклоняются от подачи Облисполкому ходатайства об открытии молитвенного дома. На этих основаниях не обходимо запретить упомянутой общине производить свои собрания с религиозной целью. Одновременно прошу Вас разъяснить верующим, что при наличии желания (разрядка моя) они могут возбудить ходатайство перед Облисполкомом об открытии молитвенного дома»[36].

В 1951 г. в с. Царево выявляется еще одна община беспоповцев (толк не известен) численностью 8 человек, руководимая Труниной Евдокией Герасимовной. Религиозные собрания проходили на частной квартире Е.В. Устиновой. Было объявлено о немедленном прекращении дальнейшего созыва нелегальных молений и о роспуске общины. С руководителя общины была взята следующая расписка: «Сего числа, мне руководящему общиной старообрядцев беспоповцев в дер[евне] Царево, Ермишинского района Труниной Евдокии Герасимовне объявлено о роспуске в недельный срок со дня объявления религиозной общины старообрядцев беспоповцев и об ответственности за дальнейший созыв нелегальных молений верующих»[37].

Вначале 1951 г. некий Симашкин Мирон Мануилович пытался обвинить председателя Исполкома Ермишинского района в проволочке с регистрацией общины беспоповцев федосеевцев. Об этом он писал неоднократно жалобы председателю Рязанского Облисполкома П.И. Сметанину[38], причем самого себя он называл руководителем общины. В ходе изучения дела было выяснено, что все жалобы Симашкина не обоснованы, община староверов зарегистрирована 18 декабря 1946 г., и руководителем утвержден был П.Г. Волков. Интересно заключение уполномоченного: «Ваша жалоба на задержку в регистрации общины старообрядцев беспоповцев в с. Царево необоснованная. Чем вызвана Ваша настойчивая просьба об утверждении Вас служителем культа, нам совершенно непонятно»[39].

По отчету на 1962 г. в с. Царево действовало 2 моленных, оба здания были ветхими (одно совершенно пришло в негодность и было закрыто в тот же год), обе общины староверов были не более 20 человек, наблюдалась тенденция к сокращению численности.[40]

Летом 1945 г. староверы беспоповцы с. Высокие Поляны Пителинского района подали ходатайство об открытии собственной моленной. В итоге 9 октября старообрядцам передается в бесплатное пользование одноэтажное здание молитвенного дома. Однако, в марте 1946 г. руководитель общины Глухова Анна Андреевна просила Облисполком закрыть моленную, в связи малочисленностью общины. Из ее заявления: «Довожу до вашего сведения что верующих в нашей старообрядческой церкви в настоящий момент числиться 10 человек все к труду не способные. И выехать в Облисполком не имеют ни какой возможности, доходов так же от нашей церкви не поступают ни каких. Раньше числилось 20 человек из которых 10 выбыло и просили Облисполком оставить нас в покое до конца нашей жизни. Молодежь в нашу веру ни кто не вступают»[41].

В ходе проверки выяснилось, что Глухова не писала этого заявления, а опрошенные «верующие единогласно заявили о своем желании продолжить молитвенные собрания в церкви»[42]. В итоге Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Рязанской области  18 декабря 1946 г. повторно зарегистрировал общину старообрядцев беспоповцев с. Высокие Поляны. В 1957 г. старшим общины беспоповцев значился Арбузов Симеон Платонович.[43]

Поле 1988 г. начинается новый этап в Русской истории по взаимоотношению гражданской власти и религиозных организаций. Все общины старообрядцев получили возможность не просто легально существовать, но и беспрепятственно развиваться.

Изучение истории увлекательный процесс, особенно если это связанно с церковной историей родного края. У каждой эпохи в жизни церкви есть свои скорбные годы или десятилетия, особенно протяженными они были в XX столетии, когда каждая религиозная община испытала на себе те трудности, кои сопровождали старообрядцев почти весь период их существования. Староверы умели (и умеют) выживать в любых условиях, поэтому для них не сложно было приспосабливаться к новым правилам, продиктованным атеистическим государством. Их общины получали государственную регистрацию, оформляли свои моленные и даже храмы. В тоже время они понимали, что никакой дружбы не может быть «между Христом и Велиаром», все это нужно было для выживания и сохранения последующим поколениям наследия предков. В настоящее время на Рязанской земле действует несколько старообрядческих общин, ведущих свою преемственность от далекой эпохи середины XVII в.

Ссылки

[1] Отчет о состоянии и деятельности состоящего под Августейшим Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича покровительством, Братства святого Василия, епископа Рязанского за 1900 год. Рязань, 1902. С. 18 – 36.

[2] Проходцов И.И. Состояние раскола и сектантства в Рязанской губернии // Календарь Рязанской губернии на 1905 г. Рязань, 1905.

[3] Отчеты по миссии в Рязанской епархии за 1915 год. Рязань, 1916. С. 33.

[4] ГАРО. Ф. 4 Оп. 868 Д. 1 Л. 1 – 27 об.

[5] Миловидов В.Ф. Распад старообрядчества в Рязанской области // Вопросы истории, религии и атеизма: сборник статей XI. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. С. 127.

[6] См. подробнее: Савинцев В.А. Епископ Павел (Туркин), старообрядец неокружник // Современные вопросы государства, права, юридического образования. Сборник научных трудов по материалам XII Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор О.В. Белянская. 2016. С. 105-111.

[7] Миловидов В.Ф. Указ. соч. С. 130.

[8] ГАРО. Ф. Р-6 Оп. 1 Д. 265 Л. 23.

[9] Кирилова И.Н. ошибочно называет 1929 г. — Кириллова И.Н. Под покровом Божией Матери. Рязань, 2010. С. 19.

[10] ГАРО. Ф. Р-6 Оп. 1 Д. 265 Л. 71

[11] Кириллова И.Н. Указ. соч. С. 19.

[12] ГАРО. Ф. Р-6 Оп. 1 Д. 604 Л. 16.

[13] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 1 Д. 3 Л. 2.

[14] Там же. Л. 9.

[15] ГАРО. Ф. Р-3731 Оп. 3 Д. 943 Л. 44.

[16] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 1 Д. 3. Л. 10 – 11.

[17] Там же. Л. 22.

[18] Там же. Л. 12.

[19] Там же. Л. 14.

[20] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 1 Д. 4 Л. 107 об.

[21] Там же. Л. 96.

[22] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 2 Д. 27 Л. 31.

[23] Там же. Л. 20.

[24] Там же. Л. 34.

[25] Там же. Л. 45.

[26] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 2 Д. 27 Л. 47.

[27] Там же. Л. 49.

[28] Там же. Л. 54.

[29] Там же. Л. 56.

[30] Там же. Л. 64.

[31] Миловидов В.Ф. Указ. соч. С. 137.

[32] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 2 Д. 21 Л. 7.

[33] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 2 Д. 21 Л. 9.

[34] Там же. Л. 22.

[35] Там же. Л. 18.

[36] Там же. Л. 20.

[37] Там же. Л. 30.

[38] Там же. Л. 31 – 37.

[39] Там же. Л. 37.

[40] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 2 Д. 21 Л. 42 – 42 об.

[41] ГАРО. Ф. Р-5629 Оп. 2 Д. 22 Л. 17.

[42] Там же. Л. 19.

[43] Там же. Л. 32 – 33.

Библиографический список

  1. Государственный архив Рязанской области (ГАРО). Фонд 4 Опись 868 Дело 1. Реестр старообрядческих общин Рязанской губернии 1907 г.
  2. ГАРО. Фонд Р-3731 Опись 3 Дело 943. Отчеты и доклады.
  3. ГАРО. Фонд Р-5629 Опись 1 Дело 3. Отчеты, доклады, статистические таблицы о состоянии и деятельности религиозных культов (старообрядцы, баптисты и мусульмане) 1945-1950 гг.
  4. ГАРО. Фонд Р-5629 Опись 2 Дело 21. Наблюдательное дело общины старообрядцев беспоповцев с. Царево Ермишинского района 1945-1962 гг.
  5. ГАРО. Фонд Р-5629 Опись 2 Дело 22. Наблюдательное дело общины старообрядцев беспоповцев с. Высокие Поляны Пителинского района 1945-1957 гг.
  6. ГАРО. Фонд Р-5629 Опись 2 Дело 27. Наблюдательное дело общины старообрядцев Белокриницкого согласия д. Селезнево Деевского сельского совета Клепиковского (Рязанского) района 1946-1988 гг.
  7. ГАРО. Фонд Р-6 Опись 1 Дело 265. Материалы (устав, протоколы, описи церковного здания и имущества, списки и др.) о деятельности религиозной общины при Скорбященской старообрядческой церкви 1923-1929 гг.
  8. ГАРО. Фонд Р-6 Опись 1 Дело 604. Выписки из протокола президиума Горсовета о передаче в Госфонд зданий бывших церквей Симеона Столпника и Ильинской, сведения о религиозных объединениях и списки действующих и закрытых церквей г. Рязани 1932-1954 гг.
  9. Кириллова И.Н. Под покровом Божией Матери. Рязань, 2010. – 35 с.
  10. Миловидов В.Ф. Распад старообрядчества в Рязанской области // Вопросы истории, религии и атеизма: сборник статей XI. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. – С. 126-137.
  11. Отчет о состоянии и деятельности состоящего под Августейшим Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича покровительством, Братства святого Василия, епископа Рязанского за 1900 год. Рязань, 1902. – 68 с.
  12. Отчеты по миссии в Рязанской епархии за 1915 год. Рязань, 1916. – 75 с.
  13. Савинцев В.А. Епископ Павел (Туркин), старообрядец неокружник // Современные вопросы государства, права, юридического образования. Сборник научных трудов по материалам XII Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор О.В. Белянская. 2016. С. 105-111.

Иерей Вячеслав Александрович Савинцев –  
магистр богословия, старший преподаватель  
Рязанской православной духовной семинарии.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •