Кожины

Люди. Землевладельцы, помещики.

Кожины

Иван Артамонович Кожин

История семьи Кожиных в Исадах начинается после окончания наполеоновских войн и похода русской армии в Париж, с 1815 года. Последний владелец из рода Ржевских, действительный камергер Григорий Павлович, продал с.Исады с д.Аргамаково, принадлежавшее его брату Петру Павловичу, 4 февраля 1815 года по купчей крепости полковнику и флигель-адъютанту Ивану Артамоновичу Кожину (1781–июнь 1833). В 1801 г. был переименован из полковников в коллежские советники, 8.02.1804 уволен с чином полковника. Кавалер ордена Св. Анны 2-й ст. Жена — Анастасия (Настасья) Тимофеевна (ум. не ранее 1846 г.). За Иваном Артамоновичем «состояло» 189 мужских и 182 женских души в Задонском уезде Воронежской губернии и 500 мужских и 491 женских душа в Спасском уезде Рязанской губернии. После смерти Ивана Артамоновича, 22.12.1836 его имение в Рязанской, Воронежской и Псковской губерниях было разделено между его детьми.

В семье было 8 сыновей и дочь: Сергей (р.1807, штабс-капитан), Мария (р.1809), Василий (р.1810, ум. до 22.03.1854, поручик, георгиевский кавалер), Иван (р.1811 или 1810, ум.1898, гвардии штабс-капитан), Николай (р.1814, поручик), Осип (р.1819, мог родиться уже в Исадах, но подтверждения этому нет, корнет), Александр (р.17.04.1822, крещен 22 апреля в с. Исады, восприемник генерал-майор Григорий Павлович Ржевский), Алексей (р.22.01.1825, крещен 24 января в с. Исады, восприемник генерал-майор Григорий Павлович Ржевский,  поручик), Фёдор (р.13.04.1826, крещен 14 апреля в с. Исады, восприемник Василий Иванович Кожин — старший брат, ум.15.10.1885).

Все старшие дети Ивана Артамоновича Кожина, до Николая включительно (родился в 1814г.), родились вне Исад. Сразу после рождения Николая семья перебирается в Исады. Последующие дети Ивана Артамоновича принимали крещение в исадской церкви Восресения Христова (нет подтверждения лишь по Осипу Ивановичу). Исады становятся родовым гнездом Кожиных. Все дети Ивана Артамоновича, кроме Ивана Ивановича, которому имение перешло по наследству, начиная самостоятельную семейную жизнь, видимо, уезжали из Исад. К тому же, все старшие братья служили по воинской части, поэтому молодые годы им довелось провести вдали от родительского дома.

Василий Иванович Кожин

Василий Иванович начал службу унтер-офицером в Тираспольском Конном Егерском полку 4.10.1827. Переименован в юнкеры 8.05.1828. Был в походе с 24.01.1831 в Польше, 5 февраля в сражении при Калушине и д. Яново контужен ядром, за отличие в этом сражении произведён в прапорщики и пожалован орденом Св. Георгия 7.04.1831. 13 февраля 1831 г. участвовал в сражении на Гроховских полях. Переведён корнетом в Уланский полк вел. кн. Михаила Павловича 28.10.1833. Вышел в отставку поручиком 1.02.1834.  Имел польский Знак отличия «За военные достоинства» 4-й степени. Видимо, выйдя в отставку, Василий Иванович приобрёл имение в с.Муратово, по соседству с имением отца. Поэтому отцовское имение в Исадах по смерти Ивана Артомоновича в 1836 году перешло следующему по старшинству брату — Ивану Ивановичу. Умер Василий Иванович до 22.03.1854.

Жена Василия Ивановича — Екатерина Ивановна, упоминается в 1889г., как «вдова поручика», пожертвовавшая 30 десятин земли Введенской  церкви с.Муратово на укрепление жизни её причта.

Их сын Пётр Васильевич (р.10.03.1837, крещён 11 марта в Преображенской церкви г.Рязани, восприемники: гвардии прапорщик Иван Архипович Короткий и полковница Настасья Григорьевна (ошибка? Тимофеевна, бабушка крестника) Кожина). Пётр заслужил чин поручика, затем стал помещиком с. Муратово и женился помещице — соседке из с. Дегтяное Надежде Николаевне. Пётр Васильевич был церковным старостой Введенской церкви своего поместья в 1881 — 1893гг., умер между 1893 и 1895 г.

Иван Иванович Кожин

Иван Иванович, в молодости тоже военный, вышел в отставку в чине гвардии штабс-капитана, был председателем Спасской земской управы. Имение он передал своему брату Николаю Ивановичу.

Алексей Иванович Кожин

У Алексея Ивановича, как и у старшего брата Александра, крёстным отцом был тот самый прославившийся крепостным театром Григорий Павлович Ржевский, продавший имение своего брата в Исадах их отцу. Нужно полагать, что оба крещения, состоявшие в исадской церкви, происходили при его личном присутствии, тогда можно предполагать, что Григорий Павлович на то время своего имения в Исадах Кожиным ещё не продавал, только имение брата Петра, и проживал в нём. В любом случае, Иван Артамонович Кожин в течение 1815 — 1825 гг. поддерживал тесные и добрые отношения с Григорием Павловичем Ржевским.

Алексей Иванович дослужился лишь до чина поручика. Его женой стала Анна Николаевна, которая в июне 1892 г. (видимо, после смерти Алексея Ивановича) была причислена к роду мужа. Где проживала семья, нам не известно, но в 1895, 1899 и 1901гг. «вдова поручика» Анна Николаевна Кожина жертвовала луговые земли и денежные средства как попечительница в пользу Введенской церкви с.Муратово. Муратовское поместье перешло к Анне Николаевне, когда вскоре после смерти её мужа скончался и его племянник, муратовский помещик Петр Васильевич.

Николай Иванович Кожин

Наконец, о среднем брате, Николае Ивановиче, которому было суждено продолжить ветвь Кожиных – владельцев Исад.

Николай Иванович начал воинскую службу унтер-офицером в том же, что и старший брат, Тираспольском Конном Егерском полку 7.12.1832. Переведен в Финляндский драгунский полк 31.05.1833. Переименован в юнкеры 9.12.1833, произведен в прапорщики 23.05.1835 с переводом в Каргопольский драгунский полк. Николай Иванович в войсках служил недолго, с 18-ти до 23-летнего возраста, сразу после женитьбы он вышел в отставку 31.12.1837 в чине поручика. Жена Надежда Филипповна Векрот придерживалась лютеранского вероисповедания. Её отец — Филипп Филиппович Векрот, мать — Мария Лаврентьевна. Можем предположить, что до замужества Надежда проживала в доме (на квартире) батюшки в г.Курске или в его губернском имении в Льговском уезде.

У них родились дети: Мария (р.29.05.1838, крещена 12 июня в Христорождественской церкви с. Фатеевка Дмитриевского у. Курской губ., восприемники: управляющий имением графа Толстого в селе Нижний Деревенск (Нижние Деревеньки Льговского района) Льговского уезда отставной полковник Эрнст Бартраш и жена помещика села Конышевка статского советника Филиппа Филипповича Векрота Мария Лаврентьевна), Софья (р.20.10.1839, крещена 21 октября в с. Исады, восприемники: помещик с. Кузнецовка Дмитриевского у. отставной генерал-майор Александр Григорьевич Краснокутский и девица Шарлотта Филипповна Векрот; вышла замуж 3.06.1859 за статского советника Алексея Кирьяновича Сацыперова (р.17.03.1823)), Ольга (р.4.07.1841, крещена 8 июля в с. Исады, восприемники: штабс-капитан Иван Иванович Кожин — дядя и полковница Анастасия Тимофеевна Кожина — бабушка), Вера (р.20.10.1842, крещена 25 октября в с. Исады, восприемники: штабс-капитан Иван Иванович Кожин — дядя и помещица с. Рясы Хиония Александровна Измайлова), Юлия (р.8.02.1846, крещена 10 февраля в с. Исады, восприемники: штабс-капитан Иван Иванович Кожин — дядя и полковница Анастасия Тимофеевна Кожина — бабушка), Владимир (р.19.09.1847, крещен 28 сентября в с. Мамонтово Моршанского у. Тамбовской губ., восприемники: Е.В. герцог Максимилиан Лейхтенбергский и жена статского советника Мария Лаврентьевна Векрот, ум.1924).

История семьи тестя Николая Ивановича Кожина — Филиппа Филипповича Векрота

Письменные свидетельства из Курского областного архива сообщают, что в 1814 — 1815 годах молодая семейная пара Векротов попадает в круг доверенных лиц графини Луизы Карловны Бирон (будущей Виельгорской) и её будущего мужа Михаила Виельгорского.

                                       Читать историю Векротов и Виельгорских…

***

Молодые супруги Кожины недолго прожили в Курской губернии. Надежда снова забеременела и не далее, чем к концу 1839 года, семья уже перебралась в Исады, в имение брата Николая Ивановича — Ивана Ивановича Кожина, который, видимо, был рад появлению молодёжи в доме, так как своих детей у него никогда не было. Отец Ивана и Николая, Иван Артамонович, умер раньше, в 1833г. Имение брату Иван передал Николаю задолго до своей смерти. От Николая Ивановича оно перешло потом к его сыну Владимиру.

Если семейные хроники Кожиных не ошиблись, то следующая дочь Николая и Надежды, Софья, родилась 20 октября 1839 года уже в Исадах, где и была крещена. Но вот крёстные у неё были исключительно курские: помещик Краснокутский из Дмитриевского уезда и тётя новорождённой по матери — Шарлотта Векрот. Крёстные не отказались от дальней дороги, приехали на крестины в Рязанскую губернию. Нужно отметить, что сам выбор имени Софьи, второй по старшинству в семье, мог быть не случайным, а как дань уважения знатным курским друзьям семьи – в честь Софьи Михайловны Соллогуб (Виельгорской). Знакомство с семьёй Виельгорских ещё раз проявится при крещении младшего брата Софьи, Владимира.

Потом, с 1841-го по 1846-й, у Кожиных появились ещё Ольга, Вера и Юлия, у которых крёстным отцом неизменно был любимый всеми дядя — Иван Иванович, а крёстной матерью — чаще бабушка, Анастасия Тимофеевна.

Владимир Николаевич Кожин

Владимир Николаевич Кожин
Владимир Николаевич Кожин

19 сентября 1847 г. в семье Николая Ивановича Кожина появился долгожданный наследник, которого назвали Владимиром. Событие в семье было большим, к нему, судя по всему, загодя готовились. Чтобы род Кожиных окреп и продолжился, к крещению младенца решили подойти со всей основательностью. Была подключена курская родня и установлена связь с Виельгорскими для привлечения к крещению самых знатных особ из числа знакомых. Вероятно, мать новорождённого, Надежда Филипповна, напомнила сама и через своих родителей о детской дружбе сёстрам Аполлинарии Михайловне и Софье Михайловне. Сёстры были фрейлинами при дворе императора и в свою очередь были дружны с дочерью Николая I Марией. В итоге Великая княгиня Мария Николаевна устроила крещение в имении своего мужа, герцога Максимилиана, в Тамбовской губернии и при его участии.

Святоникольская церковь 18 в - Мамонтова пустынь - 20-е годы
Свято-Никольская церковь 1768-1775 г. Мамонтова пустынь. 1920-е годы. Фото из собрания школы с.Отъяссы.

Получив известие о рождении мальчика (ультразвукового исследования в те времена не было, могла появиться и очередная девочка!), все родственники пришли в движение и уже через 9 дней после рождения малыша прибыли в село Мамонтово Моршанского уезда. Окрестности Мамонтово были известным местом многочисленного паломничества, чем, видимо, и был обусловлен выбор не самой большой, но намоленной церкви в честь Николая Чудотворца. Восприемниками (крёстными) стали: Его Высочество герцог Максимилиан Лейхтенбергский и жена статского советника Филиппа Векрота-старшего Мария Лаврентьевна Векрот, бабушка младенца.Метрич книга ВН Кожин_0001

Метрич книга ВН Кожин_0002-

О появившемся в семье Кожиных столь высоком и родовитом крёстном нужно рассказать отдельно.

Читать о Максимилиане Лейхтенбергском, великой княгине Марии Николаевне и Мамонтовой пустыни…

Загадочное крещение Владимира Николаевича Кожина в Мамонтовской пустыни, ради которого младенца всего через несколько дней после рождения увезли так далеко от дома, где была собственная древнейшая исадская Воскресенская церковь, оказывается смелым, но понятным решением его родителей. Они ожидали наследника долгих 10 лет, родились подряд 5 сестёр. Поэтому к столь важному событию решили найти самого «дорогого» крёстного из всего окружения семьи, а для установления старой «курской» связи с герцогом Максимилианом и великой княжной Марией Николаевной привлекли родителей, пригласили вместе с ним и курскую бабушку новорождённого Владимира — Марию Лаврентьевну Векрот. Святое место, которое даровало бы благополучие в течение всей жизни младенцу, выбрали с участием герцога или Марии Николаевны, оно оказалось в тамбовском имении Максимилиана. 

Был ли сам герцог в это время в Мамонтово или стал крёстным заочно? При каких обстоятельствах происходило крещение? Этого мы пока не знаем.

Из событий юности Владимира Николаевича известно, что он учился в Рязанской губернской гимназии, но полного курса не окончил и закончил там своё обучение при переходе из 6-го в 7-й класс в 1867 г.

По-видимому, в 20-летнем возрасте Владимир загорелся мечтой о постижении сельскохозяйственных наук в недавно открывшемся для этого высшем учебном заведении, ради чего он и принял решение прекратить обучение в гимназии. В то время это было возможно. 4 октября 1867г. Владимир Николаевич  поступил на обучение в Петровскую земледельческую академию в Москве (ныне Московская сельскохозяйственная академия имени Тимирязева, знаменитая «Тимирязевка»). Со времени её основания шёл всего лишь 3-й набор студентов. Обучался на сельскохозяйственном отделении (помимо него, тогда было только ещё одно — лесоводство).

Обучение в те годы преследовало главную цель — распространение сельскохозяйственных знаний, поэтому приветствовалось желание всех подготовленных лиц к прохождению как полного, так и частичных курсов. Полное обучение было 4-годичным. Затем следовали выпускные экзамены. После успешной сдачи всех экзаменов и прохождение практики в своём имении или выбранном хозяйстве обучаемому выдавался аттестат, где было записано: «Окончил с правом на получение звания». При подведении итогов за весь период обучения, если средний балл оценок не превышал 4,5 баллов, выпускнику присваивалось звание «действительный студент». Если балл был выше, то необходимо было написать работу, в которой описывалось бы применение полученных знаний, научного опыта. Работа представляла собой, по нынешним понятиям, нечто среднее между курсовой и диссертационной. Если академическая комиссия признавала её успешной, то в выпускном аттестате (дипломе) делалась запись об «удовлетворительно написанных рассуждениях», и выпускнику присваивалось звание «кандидата сельского хозяйства».

Обязательным условием вручения диплома было полное среднее образование. Т.е. даже после успешного обучения в академии и сдачи экзаменов и выпускной работы необходимо было предоставить сведения об окончании полного курса гимназии. Некоторые студенты вынуждены были сдавать после академических ещё и гимназические экзамены, только для того, чтобы получить диплом. Но многие из студентов были взрослыми людьми, владельцами собственных имений, поэтому не стремились получить диплом, заканчивали курс обучения раньше, чтобы применять приобретённые знания на деле. Видимо, так же поступил и Кожин, он завершил обучение к 14 августа 1870г., окончив 6 семестров.

Выписка о Кожине

В 1878 году академия начала издательскую деятельность, вышел первый ежегодный номер «Известий Петровской земледельческой и лесной академии», была проведена своеобразная «перепись выпускников» академии. Бывшие студенты продолжали поддерживать связи, академия помогала приобретать различные семена, саженцы растений, необходимые машины и механизмы. Владимир Николаевич в списках 1878 года оставил о себе сведения, что ведёт сельское хозяйство в своём имении в Зарайском уезде Рязанской губернии. В эти годы, между 1870 и 1878, в жизни Владимира появилось имение в селе Плуталово, недалеко от Зарайска (ныне село Верхнее Плуталово Зарайского района Московской области), которое, вероятно, было куплено для него отцом. Всё население Верхнего Плуталова проживало в 23 дворах, из которых 9 домов принадлежало мелкопоместных дворянам, всего около 190 жителей.

Елизавета Николаевна Кожина (Головнина)

Елизавета Николаевна Кожина (дев.Головнина)
Елизавета Николаевна Кожина (дев.Головнина)

Будущая жена Владимира Николаевича Елизавета Николаевна Головнина родилась в 1846 г., дочь контр-адмирала Николая Викуловича Головнина (троюродный брат знаменитого вице-адмирала Василия Михайловича Головнина, написавшего книгу о пребывании в плену у японцев). Для обучения «была представлена госпожой Скерлетовой в младший класс и принята по жребию баллотирования 15 июня 1856 г. в Императорское Воспитательное Общество Благородных Девиц в Санкт-Петербурге. Ее брат, гардемарин флота Его Императорского Величества Петр Николаевич Головнин 8 октября 1863 г. подал прошение в Канцелярию Совета Воспитательного Общества: «Имея надобность в копиях с метрических свидетельств сестер моих Елизаветы и Марии Головниных, воспитывающихся в вышеозначенном заведении, имею честь покорнейше просить о выдаче мне засвидетельствованных копий этих для доставления в Пронскую Дворянскую Опеку, которая имеет надобность в них по случаю поступившего в нее договора о разделе имения, находящегося в Рязанской губернии Пронского уезда. Жительство имею в СПб. губернии, г. Кронштадте, Галкина улица в доме Мелетиной».

Из Воспитательного общества Елизавету забрала ее сестра Екатерина:

«21 мая 1863 г. Я, нижеподписавшаяся сим удостоверяю, что родную сестру мою приняла обратно из ИВОБД, воспитанницы 1-го класса означенного заведения девицу Елизавету Николаевну Головнину. Получила и принадлежащие вышеуказанной девицы документы, а именно: 1 — метрическое свидетельство о рождении и крещении ее, выданное из Рязанской духовной консистории от 14 марта 1851 г № 2405, 2 — указ об отставке родителей сей девицы, выданный из Инспекторского департамента Морского министерства от 28 февраля 1847 г. № 62401. Опекунша над означенной девицы, родная сестра ее, дочь контр-адмирала Екатерина Головнина. Книги: Новый Завет и сокращенный Молитвослов получила Елисавета Головнина. Жительство имею: Рязанской губернии, Пронского уезда, село Последово».

Канцелярия Совета Института 7 августа 1865 г. докладывает:

«В Департамент государственного казначейства. Канцелярия Совета ИВОБД и СПб. Александровского лицея имеет честь уведомить Департамент казначейства на отношение от 31 июля № 14190, что бывшие воспитанницы Общества благородных девиц, дочери контр-адмирала Головнина Елизавета и Мария, выбыли из заведения, первая — 21 мая 1864 г., а вторая — в нынешнем году 8 июня при общих выпусках по окончании курса наук».

***

В 1878 году Владимир Николаевич и Елизавета Николаевна поженились.

Владимир Николаевич Кожин, по сведениям его внука, Г.К.Вагнера, родился в Плуталово. Но Г.К.Вагнер, видимо, совсем плохо знал историю своей семьи, по его собственному признанию, подобные вопросы его стали волновать очень поздно, уже на склоне лет. Наиболее вероятно предположить местом рождения Владимира Николаевича Исады, как и для 4-х его старших сестёр, за исключением самой старшей, Марии. Плуталово появилось в его жизни гораздо позже, между 1870 и 1878 годом. Там родились после женитьбы две старших дочери, Наталия и Людмила. Впоследствии оно перешло во владение к дочери Наталии Владимировне (Лихаревой).

Осенью 1881 года Владимир Николаевич переезжает с молодой женой и двумя дочерьми (младшая только родилась перед переездом) в Исады. Его возвращение в Исады состоялось, видимо, после смерти отца и вступления в наследственные права на исадское имение. Сразу же началась работа над преобразованием усадьбы. Основными направлениями в хозяйственной деятельности у В.Н. Кожина были «полеводство («замечательное»); луговодство (300 дес.); плодоводство…». Именно Кожины возродили в селе садоводство, заложили на 10 десятинах сад, состоящий преимущественно из яблоневых деревьев, аллею лиственниц, английский сад на склоне коренного берега Оки. Не от курских ли садоводческих занятий деда ли Ф.Ф.Векрота зародилась любовь к земледелию и садоводству у Владимира Николаевича Кожина? Эти труды стали основой для будущих успехов советских колхозов, образованных на землях его имения через десяток лет после изъятия имущества, земли и лишения прав. На пустом месте ничего не родится. Началом всех преобразований Кожина было его обучение в Петровской земледельческой академии в Москве.

При второй «переписи выпускников» академии в 1886 году В.Н.Кожин сообщил, что занимается хозяйством «в своём имении в Спасском уезде Рязанской губернии, ст.Старая Рязань, село Исады». Старая Рязань упомянута не случайно в адресе, т.к. там находилась ближайшая почтовая станция, через которую осуществлялась пересылка всех почтовых отправлений. Указанные сведения подтверждают, что В.Н.Кожин долгие годы продолжал дружить с Петровской академией, пользовался её услугами.

Лиственничная аллея
Тимирязевка. Лиственничная аллея.

Глядя на старые исадские лиственницы, посаженные, по нашим представлениям, в начале 1890-х годов, становится ясно, что приехали они сюда тоже из Петровской академии! Визитная карточка Тимирязевки — не только старинные учебные корпуса и замечательный парк, но и знаменитые лиственницы, Лиственничная аллея, которая тянется к Студенческому городку мимо опытных полей и прудов.

Нижний Фермский пруд и лиственницы
Нижний Фермский пруд и Лиственничная аллея. У зелёного щита виднеется толстое дерево, посаженное московским генерал-губернатором П.А.Тучковым.

Согласно данным Музея истории Тимирязевской академии, самые старые из сохранившихся ныне лиственниц были посажены у Нижнего Фермского пруда в 1863 году основателями академии Н.И.Железновым и химиком П.А.Ильенковым, а также генерал-губернатором Москвы П.А.Тучковым. Лиственницы в Исадах стали такой же важной и запоминающейся частью их исторического облика.

В.Н. Кожин в 1895г. построил в своём имении картофельнотёрочный (крахмальный) завод ниже слияния речек Студенец в Алёнка, при впадении Алёнки (Рясы) в Оку.

Владимир Николаевич Кожин с семьёй
Владимир Николаевич Кожин с семьёй

В семье В.Н.Кожина его жены Елизаветы Николаевны было пятеро детей: Наталия (р.14.12.1879, крещена 4.01.1880 в Спасской церкви с. Верхнее Плуталово, восприемники: гв. штабс-капитан Иван Иванович Кожин — брат деда и жена поручика Надежда Николаевна Кожина — жена Петра Васильевича, двоюродного брата отца), Людмила (р.11.08.1881,крещена 27 августа в с. Ильицыно Зарайского у.), Иван (р.29.04.1883, крещен 14 мая в Воскресенской церкви с. Исады, ум.1943), Кира (р.1.02.1885, крещена 16 февраля в Воскресенской церкви с. Исады) и Нина (р.7.06.1886, крещена 17 июня в Воскресенской церкви с. Исады). Четверо старших детей к 1907 году обзавелись своими семьями.

Наталия и Людмила, как было сказано выше, родились в Верхнем Плуталово. В селе существовала старая деревянная одноэтажная церквушка в честь Рождества Богородицы, состоявшая из одного алтаря, средней части, притвора, отделенного аркой, и колокольни. Описываемое строение церкви было привезено лет 130 тому назад, в 1751 году, из другого села и поставлено на место прежде погоревшего. Местное предание приписывает Владимиру Николаевичу Кожину ремонт этой «новой» церкви, возведение под ней каменного фундамента. Крещение Натальи Кожиной могло бы состояться в этой церкви, но вот название никак не совпадает, да и за бедностью и малочисленностью прихода причт Богородице-Рождественской церкви был упразднён в 1870 году, а сама она была в 1873 г. приписана к приходу села Ильицыно. О том, что крещения в ней не могло состояться, говорит то обстоятельство, что в церкви хранились метрические книги 1780-1876 годов, т.е. после 1876г. крещения в ней не совершались. Храм был сожжён в 1917 году, на его месте в 2011г. возведена часовня.

Спасский храм в Ильицыно
Спасский храм в Ильицыно

А вот в соседнем селе Ильицыно (в другом написании — Ильицино) была та, названная в метрической записи Натальи, церковь Спаса Нерукотворного Образа, к которой была приписана плуталовская церквушка, там же Кожины крестили и следующую дочь, Людмилу. Спасская церковь в Ильицыно была построена в родовом имении Гончаровых в 1786г. Екатериной Андреевной Гончаровой — прабабушкой жены А.С.Пушкина, Натальи Гончаровой. Сама Наталья Гончарова с раннего детства часто бывала в Ильицыно. В советские годы колокольня храма была взорвана, фамильный склеп Гончаровых разграблен, разрушены усадебные строения. В самом храме долгое время размещались тракторные мастерские, к началу XXI века он представлял из себя сильно разрушенное здание. Только в 2009г. началось его восстановление.

Ильицыно также замечательно тем, что с середины XVI века одним из совладельцев тогда ещё деревни значился дьяк Фёдор Родионов сын Лихарёв. До начала XVIII века село было во владении Лихарёвых. В 1700 году Иван Большого сын Лихарёв, построил Знаменскую церковь, село стало называться Знаменским. Затем имение было куплено Гончаровыми. На месте этого храма была построена Спасская церковь, один из её алтарей так и сохранил название Знаменского. Наталья Кожина, крещёная в этой церкви, впоследствии получила от отца имение в Верхнем Плуталово в наследство и вышла замуж за представителя исконной ильицынской семьи — Николая Матвеевича Лихарёва, которому принадлежала мелкая усадьба в Плуталове. Так род Лихарёвых сплёлся с веточкой Кожиных.

***

В апреле 1915 года Владимир Николаевич издаёт в качестве приложения к №4 журнала «Вестник Рязанского Губернского Земства» свою работу «Село Исады на Оке-реке».

Село Исады на Оке-реке

Работа посвящена многолетним хозяйственным преобразованиям в имении. То, что было сделано за  34 года, произошло, благодаря мощному толчку, знаниям, полученным автором во время обучения в Петровской Земледельческой и Лесной Академии. Поэтому к академии, знаменитой в советское время «Тимирязевке», обращено посвящение статьи. Научную, экономическую и духовную связь с ней В.Н.Кожин пронёс все эти годы, в Исадах были внедрены самые передовые веяния сельскохозяйственной науки. Поиск нового и работа над преодолением несовершенного в агротехнике, животноводстве, применении машин не прекращалась вплоть до конфискации имения, произошедшего после революции, в 1918 году. В ней также изложены исторические очерки об Исадах, которые впоследствии будут неоднократно перепечатываться различными краеведами и авторами статей. (Читаем книгу на полном экране — здесь.)

Динамику в развитии растениеводства со времени начала хозяйствования В.Н.Кожина в Исадах осенью 1881 года наглядно можно увидеть на росте урожайности основных культур имения — ржи, овса, картофеля. Даже в засушливые и голодные 1891 и 1892 гг., когда засыхали деревья (берёзы), урожаи на землях Кожина были выше среднегодовых у прежнего хозяина имения и выше урожаев местных крестьянских подворий.Урожайность у Кожина

* — сильная засуха, голодные годы;

** — наиболее урожайный; все хлебные запасы сгорели на гумне от умышленного поджога вместе со строениями и инвентарём 29.08.1904 в 7 утра во время церковной службы.

Удивительно, что описываемые технологии, введённые Кожиным в оборот 130 — 100 лет тому назад, вполне соответствуют сегодняшним. Уже тогда подбирались и применялись обоснованные экономической конъюнктурой рынка севообороты, применялась система удобрений, в том числе минеральных, доступная для имеющихся почвообрабатывающих орудий продуманная агротехника. Было закуплено и использовалось большое количество сельскохозяйственных машин, механизация посевных, уборочных работ, участков хранения и переработки была высока. Проводились исследования по качеству (питательности) различных сортов овса по поручению «общества Московской конки» (предшественник московской трамвайной сети существовал до 1912г.). Закупки новых сортов семян овса и картофеля осуществлялись в хозяйстве графов Бобринских в Тульской губернии, через комитет семенного дела и сортоводства при Московском обществе сельского хозяйства. Техника для растениеводства закупалась в знаменитом обществе «Эмиль Липгарт и Ко» в Москве, работавшем под маркетинговой вывеской «Покупайте российское», и у других производителей. Кожин выезжал для выбора техники в передовые научно-производственные центры такие, как ферма Московского сельскохозяйственного института.

В плодоводстве были налажены связи по поставкам сортовых яблонь из Тульской губернии. Участие в местной выставке в г.Касимов принесло В.Н.Кожину высшую награду «за сортимент яблок». В 1884г. был заложен садовый питомник, в котором основными насаждениями были яблони, затем груши и лесные породы. Из лесных выращивались саженцы ели, сосны, берёзы, вяза и лиственницы.

«Елью засажены вокруг садов в 2-4 ряда опушки-аллеи, там же в один ряд и лиственница, сосна высажена в поле на глинистые, бесплодные скаты; там же, где почва получше,- берёза и вязы…»

В животноводстве  широко применялось силосование кормов, клевера. Ссылки на труды Кожина в этой области использовались в статьях агрохимика, доктора химии и профессора А.Н.Энгельгардта. В рационах, наряду с кормами собственного производства, присутствовали также покупные. Велись работы по племенному улучшению пород скота. Для лошадей — крупными рабочими породами и рысаками из селекционных центров, существовавших в Рязанской губернии. Для крупного рогатого скота покупались бычки ангусской и симментальской мясных пород.

Впечатляют неизменные во всех отраслях экономические выкладки, расчёты себестоимости, валовой прибыли, каналов реализации… Всё, как в наши дни. Только парк машин изменился. Постоянно выписываемыми изданиями В.Н.Кожина были: сначала журнал «Хозяйственный строитель», затем «Сельский хозяин».

Поразительно то, что ожидаемые пути развития сельского хозяйства, круг злободневных вопросов, намеченных Кожиным, совпадают с теми, что волнуют современных специалистов сельского хозяйства! Так развитие технологий неуклонно идёт в направлении уменьшения влияния наёмного работника на самые чувствительные звенья технологических цепочек, оно заменяется механизацией и автоматизацией. Там, где работник может схалтурить, нанести значительный урон будущей урожайности, качеству продукта, его труд замещают машины, занятость людей в сельском производстве постоянно снижается.

«Сажаем под соху через борозду. Следует отметить, что работы вообще, посадка в частности, с каждым годом идут всё небрежнее и небрежнее, и ничто не помогает. Сначала дело идёт ещё туда-сюда, а затем начинаются между девками разговоры, она картошку не кладёт в борозду, а роняет, ей решительно всё равно, что через это в ряду получается ералаш.

Требуется, чтобы кусты один от другого находились на восьмивершковом расстоянии, а на деле получается полнейший беспорядок,- где густо, где пусто. Какое бы число вы не поставили наблюдателей, результат один. Да и где к чёрту за ними уследить, когда их иной день бывает больше сотни девок. А то бывает и так: идут девки рядом, у одной кузов-кошёлка опорожнилась, картошка вышла, пока она отправляется за ней к вороху, ея подруги уже ушли дальше, и она становится вновь с ними в ряд, а ея борозда, пока она ходила, так и остаётся порожней, пустой. Для правильной посадки по теперешним временам очень требуются заменяющия руки сажальныя машины.»

Другой пример современого аграрного мышления — переход к минимальным способам почвообработки с целью предотвращения разрушения механической структуры почвы, сбережения влаги, обеспечения микробиологических процессов. Читая, по сути, статью с хозяйственными записками, которая должна оказаться сухой, нельзя не услышать живого слога кожинской речи. Мысли и слова льются точно и естественно. Такого русского языка нынче не услышишь! Перехода от внутренних ощущений и оценок к научным выводам не заметить, они вплетены в живую речь.

«Самое трудное и мудрёное дело у нас — весна. Иной год льют дожди, идёт даже порою снег, время сева наступило и проходит, а пашня настолько бывает в такую погоду сыра, даже грязна, что об обработке ея нечего и думать. А то выдаются и нередко такие годы, что 3-4 и больше недель нет ни капли дождя, стоит жаркая, сухая погода, и пашня вся очень быстро подсыхает, трескается и уже не поддаётся никакому орудию. Тут-то вот и следует изворачиваться и придумывать, как помочь беде и к каким прибегнуть способам, чтобы успеть вовремя и, как того требует культура, посеять хлеб. Это, говорю,- самое трудное, тяжёлое время. Земля высохла, особенно осенний взмёт, при пахоте ея превращается в порошкообразное состояние, самое неблагоприятное для вежетативного процесса, ибо при большом даже дожде превращается сперва сверху в корку, а затем в камень, когда, следовательно, в почву не проникает ни влага, ни воздух. Земля грязна или сыра — тоже мерзко, нельзя ни рыхлить пашни, ни сеять. Весь секрет заключается в доступе воздуха и сбережения влаги. Раз хозяин уловил эти моменты, ему не страшна и засуха, потому что тогда и при засухе получаются средние урожаи…»

Статья полна любопытными оценками людей и того, что позднее стало называться социально — экономическими отношениями. Успехи времён колхозного строительства в 1930-1980-е и в более поздние годы в Исадах и округе возникли не из воздуха, не были привнесены высоколобыми советскими учёными и партийными идолами. Их основы, культура земледелия, были заложены гораздо раньше трудами В.Н.Кожина. Направления развития сельского хозяйства не прерывались, несмотря на войны, коллективизацию, разруху и идеологическое перемалывание мозгов русского крестьянина.

Завершение брошюры — как часть автобиографии Владимира Николаевича, он говорит о том, что ему дорого. В нескольких словах становится понятен сам человек, слышен его голос.

«Я слышу отзыв людей, что хозяйство моё идёт хорошо, всё в порядке. Если это, пожалуй, и верно, хотя я сам нахожу массу в его ведении дефектов, чуть ли не на каждом шагу, то это потому, что прежде всего я люблю это дело, потом, вырос в деревне, присматриваясь к условиям деревенской жизни для порядков, а затем, и благодаря тем познаниям, которыя я приобрёл в течение 8 семестров пребывания моего в блаженной памяти Петровской Земледельческой и Лесной академии. В качестве слушателей мы имели полную возможность заниматься теми отделами естественных наук, которыя особенно близко соприкасаются с сельским хозяйством,-химией и физиологиями растений и животных. Много предметность мы могли обходить, что нам позволяло уделять больше времени для знакомства с науками, ближе соприкасающимися с сельским хозяйством. Мы вполне получили возможность относиться ясно к жизненным явлениям, проходящим в природе: мы знаем потребности почвы, растений, животных и т.д. Всё это изучение разных сторон предстоящей нашей деятельности нас интересовало, мы относились ко всему этому с любовью, но не ради дипломов.

При академии находились (я не говорю про химическую лабораторию, где я занимался около двух семестров под руководством незабвеннаго Павла Антоновича Ильенкова и тоже скончавшагося ближайшаго нашего наставника и друга Петра Алексеевича Григорьева — вечная им память) и ферма, ведомая талантливым Михаилом Васильевичем Неручевым, и образцовое лесничество, и питомники, которыми заведывал покойный Рихард Иванович Шредер, лучший знаток своего дела. Памяти Петровской Земледельческой и Лесной академии посвящаю я эти свои выдержки из своего хозяйства в признательность от ея бывшаго слушателя.»

***

В «Формулярном списке о службе помощника Спасского уездного Предводителя Дворянства титулярного советника Владимира Николаевича Кожина от 25 мая 1916 г.» указано:

«66 лет, кавалер орденов св. Владимира 4-й степени, св. Анны 3-й степени, имеет медали: серебряную в память в Бозе почившего Императора Александра III и бронзовую за труды по Первой всеобщей переписи населения в 1897 г. Имеет родовое имение в Спасском уезде Рязанской губернии при селе Исады, земли 580 десятин. Воспитание получил в Рязанской губернской гимназии, но полного курса не окончил и вышел при переходе из 6-го в 7-й класс в 1867 г., затем был на 4-х годичных курсах Петровской Земледельческой Академии. Спасским уездным Земским Собранием Владимир Николаевич был избран в должность Председателя Спасской уездной Земской Управы 22 сентября 1889 г., а 23 октября утверждён в должности Рязанск(-им) Губернатор(-ом). На бывших дворянских выборах избран в должность депутата от дворянства Спасского уезда на трехлетие 14 января 1890 г., 3 августа 1890 г. утверждён снова в должности Рязанск(-им) губернатор(-ом), 29 сентября 1892 г. избран на должность председателя управы на новое трехлетие, 30 октября утверждён в должности Рязанск(-им) губернатор(-ом), 5 октября 1895 г. вновь избран Уездным собранием в должности председателя Спасской уездной Земской управы на трехлетие, 9 апреля 1899 г. Высочайшим приказом по Гражданскому ведомству № 20 произведён за выслугу лет в коллежские регистраторы, Высочайшим приказом от 18 сентября 1899 г. № 67 за выслугу лет произведён в губернские секретари, Высочайшим приказом от 22 сентября 1899 г. в награду усердного и беспорочного прослужения по выборам дворянским узаконенного срока награждён орденом св. Владимира 4-й степени, Высочайшим приказом от 29 января 1900 г. № 6 произведён в коллежские секретари со старшинством, 1 января 1901 г. награждён орденом св. Анны 3-й степени, 30 сентября 1901 г. Спасским уездным Земским собранием вновь избран в должность Председателя уездной Управы на трехлетие, 10 октября 1901 г. утверждён в должности рязанск(-им) губернатор(-ом), 30 октября 1901 г. Высочайшим приказом от 30 мая 1902 г. № 46 произведён за выслугу лет в титулярные советники, 23 октября 1904 г. по окончании трехлетия выбыл с должности Председателя уездной Земской управы по сдаче дел, 14 января 1914 г. на очередном Губернском Дворянском Собрании созыва 1914 г. избран помощником Спасского уездного Предводителя дворянства на трехлетие (есть сведения, что избирался на эту должность, начиная с 1908г.), 10 июля 1914 г. рязанским губернатором утверждён в означенной должности. За засвидетельствовании начальства об отличном усердии и особых трудах 6 декабря 1907 г. Всемилостивейше награждён орденом св. Станислава 2-й степени, о чем имеет грамоту от 18 декабря 1907 г. № 15703. Предоставлено право ношения на груди Высочайше утверждённой в память 300-летия царствования Дома Романовых светло-бронзовой медали, в чем имеет свидетельство выданное директором Главной физической николаевской обсерватории от 7 февраля 1914 г. № 607».

В 1916 — 1917 гг. Владимир Николаевич исполнял должность спасского уездного предводителя дворянства в связи с его отъездом в действующую армию. В течение 5-ти трёхлетий был председателем Спасской Уездной Земской Управы.

Людмила Владимировна Кашкарова (Кожина)

Людмила Кашкарова (Кожина)Людмила Владимировна вышла замуж за будущего известного зоолога, одного из основателей отечественной школы экологов, уроженца Рязани, Даниила Николаевича Кашкарова (1878 — 1941). Даниил Николаевич закончил физико-математический и медицинский факультеты Московского университета, в котором позднее, в 1915 — 1920гг, читал лекции, с 1920г. основал и возглавил кафедру зоологии в Среднеазиатском университете. Учёный занимался созданием заповедников в Туркестане, в 1928г. в поездке по США посетил все крупные национальные парки страны.Кашкаров Данил Николаевич Осенью 1933 семья переехала в Ленинград, где Даниил Николаевич возглавил кафедру зоологии позвоночных ЛГУ и создал там лабораторию экологии животных. Умер Даниил Николаевич 26 ноября 1941г. на станции Хвойная от сердечного приступа во время эвакуации из блокадного Ленинграда.

Семьи Кожиных и Кашкаровых породнились дважды и были очень дружны. Сестра Даниила Николаевича, Мария, стала женой Ивана Владимировича Кожина, брата Людмилы. Крёстными для дочери Ивана и Марии стали младшие брат и сестра Даниила и Марии Кашкаровых, Алексей и Елизавета. В 1897г. Владимир Николаевич Кожин выкупил для Кашкаровых соседнее с Исадами имение в селе Муратово у вдовы своего дяди.

Иван Владимирович Кожин

Кожин Иван Владимирович-Единственный сын Владимира Николаевича Иван Владимирович Кожин ушёл на войну охотником (добровольцем) в 1916 г. и воевал на фронтах Первой Мировой войны в звании подпоручика в 1-м батальоне 35-й артиллерийской бригады, с 1918 года был делопроизводителем артбригады, вернулся домой. Служил агентом Московского продовольственного комитета в Спасском уезде. Во времена «новой экономической политики» (1921-1928 гг.) арендовал с товарищами свой же крахмальный завод в Исадах, построенный отцом. Позднее как сын помещика и «нэпман» был лишенцем, жил с семьёй в Рязани, затем в Москве вынужден был жить на полулегальном положении. Хорошо знал русскую литературу, преклонялся перед Чеховым, часто читал его на ночь, любил Левитана, в чём просвещал своих детей и племянников. Добрый, умный, всеми любимый, он был олицетворением истинного русского интеллигента XIX в., почему и погиб.  Умер в дороге по возвращении из концлагеря в 1943 г. Жена — Мария Николаевна Кашкарова (25.03.1885 — 1957) была очень красивой и вместе с тем очень мужественной женщиной. В качестве наездницы она участвовала в бегах (в Рязани) и завоевывала призы. Позже, живя в Москве и работая дантистом, она героически вела себя в криминальных ситуациях с московскими жуликами. Их дочери: Наталия (р.27.09.1909, крещена 25 октября в Московской Христорождественской церкви в Кудрине, восприемники: Алексей Николаевич Кашкаров — дядя и Елизавета Николаевна Кашкарова — тётя), Татьяна.

Кира Владимировна Вагнер (Кожина)

Вагнер (Кожина) Кира ВладимировнаВ семье Киры Владимировны и её мужа К.А.Вагнера родилось трое сыновей, один из которых, Георгий Карлович, стал известнейшим учёным и философом (подробнее — в статье здесь). Кира Владимировна умерла в блокадном Ленинграде вместе с младшим сыном Орестом Карловичем (р.1912) в 1942г. Потомки этой ветви семейства Кожиных-Вагнеров остались ныне от среднего брата, Владимира Карловича (1910 — 1938). Владимир Карлович был женат на Екатерине Павловне Васильевой (1912-1996). Их сын Игорь Владимирович Васильев (р. 1937) с женой Луизой Семёновной живёт сегодня во Львове, внучка Ирина Игоревна и Светлана Игоревна живут в Киеве.

 

Кира Владимировна среди учеников-
Кира Владимировна среди учеников.

Нина Владимировна Лызлова (Кожина)

Кожина Нина Владимировна-
Нина на балконе Белого дома в Исадах.

Младшая сестра Нина вышла замуж за музыканта и прокурора Бориса Николаевича Лызлова. После революции семья перебралась в Курск. По сведениям Г.К.Вагнера, они проживали в 1919г. в Курске. Возможно, это было место встречи с кем-то из курских родственников со стороны Векротов. Из Курска им вместе с откатывающейся на юг белой армией пришлось бежать в Крым. Там муж Нины Владимировны был арестован большевиками и расстрелян. Оставшись одна, Нина пережила тиф и с остриженными наголо волосами вернулась в Спасск, где проживали её родители и сестра Кира с семьёй.

Нина Владимировна - Борис Ник Лызлов-
Нина (в середине) с женихом Борисом Лызловым (стоит) и друзьями.

Во времена НЭПа Нина вместе с отцом Владимиром Николаевичем и братом Иваном переехала жить в дом у крахмального завода, недалеко от Муратово. До революции завод принадлежал отцу и теперь был взят у новых властей «в аренду». Семья восстановила крахмальное производство. Вскоре после смерти родителей, в 1924 и 1925 г., пришла пора перемен — советское правительство свернуло к 1927 — 1928 годам и новую экономическую политику, Ивану и Нине пришлось покинуть завод. Известно, что Иван с семьёй перебрался в Москву, Нина, видимо, уехала туда же, в послевоенные годы и до конца своих дней она опекала возвратившегося из лагерей племянника, Г.К.Вагнера…

Источники

Головнин П.А. Тайна масонского топора.

«Курские губернские ведомости»: первый год издания [Текст]: аннотированный указатель важнейших статей за 1838 год / Курская обл. науч. б-ка им. Н. Н. Асеева, Отдел хранения основного фонда; [сост.: И. В. Лунева, О. В. Михайлова, Е. А. Крюкова]. — Курск, 2013.

Ружицкая И.В. Крестьянский вопрос в царствование императора Николая I: к вопросу о последствиях указа 1842г. об обязанных крестьянах. Отечественная история. 2008. №4.

РГИА, ф.1263 (Комитет министров), оп.1, д.1854 (Журнал по представлении министра внутренних дел о проектах договоров на перевод помещичьих крестьян в обязанные от 4 марта 1847г.).

РГИА, ф.542, оп.1, д.18, лл. 2-2 об.

ГАКО. Фонд 621 «Межевые землеустроительные учреждения Курской губернии (опись №1)» 1782-1914. Опись. Льговский уезд.

ГАТО. Фонд 1049, Опись 4, Дело 4527, Л.14 обор. Метрические книги Николаевской церкви села Мамонтово Моршанского уезда.

Спасский ИАМ им.Г.К.Вагнера. Фонд Вагнера.

Киле Пётр. Сказки Золотого века. 2003.

Андриевский А.Е. «Историко – статистическое описание Тамбовской епархии.» Тамбов, типо-литография Н. Бердоносова и Ф. Пригорина, 1911 г.

ЦНБ им.Н.И.Железнова — РГАУ-МСХА им.К.А.Тимирязева. Известия Петровской земледельческой и лесной академии. №1 за 1879г., 1887г.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •