Виктор Иванов

Люди. Люди науки, искусства, духовенство.

Виктор Иванович Иванов – народный художник

Многие годы проживает в Исадах художник Виктор Иванович Иванов. Он — Народный художник СССР, действительный член Российской Академии Художеств, действительный член Петровской Академии наук и искусств, лауреат Государственной премии СССР, лауреат Государственной премии РСФСР им. И. Репина и Государственной премии Российской Федерации, лауреат международной премии им. М.А. Шолохова. Живя в Исадах, он многие годы философски осмысливает историю нашего края, народа, его духовный путь, кристаллизует опыт многих поколений, раскрывает его в своих картинах, доносит в своих высказываниях.

        — Смысл моего творчества, — говорит Виктор Иванович, — не в отстаивании той личной свободы, которую сейчас объявили приоритетной над всем и вся, а в том, чтобы выразить духовно-нравственные устремления народа. А без этого искусство — пустяк. Я изображаю только то, что хорошо знаю. Ищу положительное в людях. Хотя многие мои картины — о тяжелой, изнурительной крестьянской жизни. Но посмотрите, какой в этих тяжелых условиях рождается человек — сильный, красивый, добрый. Этот человеческий идеал я нашел на Рязанской земле.

Родился Виктор Иванович 02.08.1924 г. в Москве.

В 1939 году занимался в изостудии центрального Дома пионеров, преподавателями были В.А. Воронин и А.М. Михайлов. В 1939-1944 годах учился в Московской средней художественной школе им. В.И. Сурикова у Василия Васильевича Почиталова. В 1950 году окончил Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова, где преподавателями были А.А. Осмеркин, А.М. Грицай и В.Н. Яковлев. С 1950г. художник Иванов участник московских, республиканских, всесоюзных выставок. С 1951 года — член Союза художников СССР. Персональные выставки Виктора Иванова проходили в Москве в 1976, 1982, 1995, 1998 гг. Работы художника Иванова хранятся в Государственной Третьяковской Галерее, Государственном Русском Музее, Рязанском Областном Художественном музее, во всех крупных музеях СССР. В 2004 г. в Рязани был открыт музей творчества Виктора Иванова.

В.И.Иванов — автор многочисленных жанровых картин из деревенской жизни. Его работы отличаются монументальностью образных решений, острой выразительностью композиционных построений, суровостью колорита.

Государственная премия СССР 1968 г. за картины: «Семья. 1945 г.» (1958-1964), «На покосе. В шалаше» (1961) и «Полдник» (1964-1966). Государственная премия РСФСР им. И. Е. Репина 1989 г. за картины «Похороны в Исадах» (1962-1983), «Ледоход» (1987). Государственная премия РФ 1996 г. за серию живописных произведений, представленных на персональной выставке в Российской академии художеств в 1995 г.

Серебряная медаль АХ СССР 1963 г. за серию работ «Куба» (1961). Золотая медаль АХ СССР 1985 г. за серию живописных и графических произведений, посвященных рязанской земле и ее людям.  Международная премия им.М.А.Шолохова «За выдающийся вклад в развитие реалистических традиций русского и мирового искусства» в 2001 году.

«В лугах, среди бесконечных трав и цветов, среди озёр и кустарников, среди баб и мужиков, для которых покосы – самые долгожданные и радостные сельские работы, где царят ловкость, сила, смех, шутки и, конечно, любовь рождались темы многих полотен».

 Среди его наиболее известных работ также: «Родился человек» (1964-1969), «Женщина в белом платке» (1969), «На Оке» (1972), «В кафе «Греко»« (1974), «Под мирным небом» (1982), «На крыльце» (1979), «В саду» (1977), портрет «Ветерана гражданской войны Михаила Александровича Угадчикова (1977), «Полдник» (1980), «Вечер в лугах» (1968-1984), «Портрет А. И. Рыжухина, инвалида Великой Отечественной войны» (1990). 

Становление «почерка» художника проходило разные этапы: народные и национальные искания 40-х, лоск и тематическая заштампованность 50-х и, наконец, революционная романтика «сурового стиля», одним из зачинателей которого был В. Иванов.

«Нашим девизом стало: «Правда и только правда в искусстве». Всё было подчинено этому. Мы стремились освежить и обновить художественную форму произведения, найти свою идею, отразить жизнь так, как она есть, без прикрас. Это ответственность перед обществом, перед людьми у нас проявлялась обострённо. Врагом нашего искусства была лакировка, фальшь, неправда, наслоения которых были в искусстве перед шестидесятыми годами. Та жизнь, которая явилась перед нами как художниками, была более суровой, чем её хотели видеть власти, потому нас назвали художниками «сурового стиля».

Они считали себя народными художниками по призванию, по убеждениям, по жизненным принципам. Они изображали жизнь без прикрас, хотя были трудности с выставками картин, с их продажей. Некоторые картины Виктора Ивановича вызывали сопротивление властей. Но, тем не менее, художник считает, что было у него сорок лет свободного творчества. Он говорит так:

«Сейчас раздаются возгласы, что партия, правительство мешали художнику творить, что всё живое зажималось. Неправда! На это ссылаться могут только те люди, которые хотят оправдать свою несостоятельность. Уже были освобождены и мысль, и чувства. Обязанности художника были ясны. Кто не выполнял задачи художника правдиво отражать жизнь, тот предавал искусство, предавал себя и свой талант!…

Конечно, шестидесятники заканчивают свой земной путь, — говорит Виктор Иванович. — Поэтому в какой-то степени можно подвести определенные итоги, осознать это уникальное в нашем искусстве явление. И я утверждаю, что нам повезло. Повезло нашему поколению, как никакому другому в отечественном искусстве. Мы писали, что и как хотели. Но главное — мы были нужны, наше творчество было востребовано, оно было популярно…»

Виктор Иванович Иванов – рязанский художник. Он москвич по рождению и месту жительства, но рязанец по месту работы, по родовым корням своим, по тематике картин и по любви. Более полувека длится творческий путь художника. Полвека постоянного напряженного труда.  А в самом начале был выбор самый, может быть, важный в жизни – Рязанская земля. Он приехал на свою историческую родину, по его словам, «с целью стать художником». Чего же хотел молодой человек, выпускник Суриковского института, чего он боялся? Боялся потеряться в круговерти чужих идей, разметать талант по заказам, растратить силы на придумывание искусственных целей и в итоге оказаться несостоятельным вернуть Великий Долг – тот дар, те силы, данные человеку на время, не в собственность, но только как средство созидания своей доли в общем деле, в общей жизни. А для этого – он понял – надо перестать быть единоличником, надо воспринять идущую от родной земли, от народа силу и последовать за ней. И он дал себе зарок: рисовать только то, что взволнует, что затронет сердце. Больше же всего волновала и потрясала сама жизнь – люди, которые поднимали страну, измученную войной, работали на земле, радовались, рожали детей, хоронили стариков, обедали в лугах и ни на минуту не забывали о своем единстве друг с другом и с Великой Землей.

«Моя мечта не была оформлена в словах. Но хотелось совершить что-то грандиозное, под стать Микеланджело или Александру Иванову, или Шолохову. Хотелось создать картину всей жизни. Но, почувствовав бремя невозможности создать нечто столь грандиозное и всеобщее, я как бы разбил свою мечту на кусочки и стал воплощать замысел по частям, то есть создавать более мелкие вещи, которые могли бы в совокупности отразить картину жизни народа. И действительно, способ, когда я изображаю по отдельности главные явления народной жизни – рождение, смерть, счастье, горе, радость,- в итоге постепенно соединяются в то, что я когда-то хотел выразить в одном исключительном произведении…

Моё творчество, взгляды, убеждения — всё это результат укоренённости в земле рязанской. Творчество моё – совокупность людей, которых я изображаю, и меня, художника. Очень хочется, чтобы зрители увидели на моих полотнах людей нашего времени, их облик, образ жизни, характер, увидели народ в его трагическом и героическом проявлениях, подумали, глядя на картины: «Вот такие люди живут в России, и я – с ними. Я – их часть. Это всё мы. И жизнь этих людей была на земле России: вот эта земля, её небо, реки, поля, деревья, травы. Жили в труде. Не покидала тревога и беспокойство. Много пришлось нам выстрадать, но остались неистребимыми в нас чувства любви, надежды и веры».

Таким образом, перед художником, перед человеком, нашедшим свое место на земле, жизнь начала раскрываться как цельный могучий замысел, полный красоты, благородства и милосердия.

А главной темой его творчества, его душевной привязанностью стала Рязанщина, родина его матери (мама родом из Рясс). Там, в деревне, жизнь человека с первого и до последнего дня — как на ладони. Художник увидел в ней единение с природой, исполнение долга, подготовку к спокойному уходу в вечность. Увидел монументальное и романтическое величие крестьянского труда и быта.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 В цикле картин под общим названием «Русские женщины», все прототипы — реальные крестьянки. Это юные матери из рязанских сел Красный Яр и Исады, это старики из деревень с берегов Оки. Художник знает всех этих людей по имени-отчеству, знает все про их жизнь, про семейные дела. Под кистью художника (едва заметное «чуть-чуть»!) их характеры становятся более выпуклыми и яркими; а рязанский типаж русским, национальным.

Еще этюды, портреты, пейзажи, наброски к триптиху «Русские женщины. Полдник», «Русские женщины. Рязанские луга», «Русские женщины. Уборка картофеля». Это трехчастная живописная симфония, посвященная женщине. В «Полднике» и солнечный горячий колорит, и круговая композиция, и обратная перспектива, направляющая взгляд зрителя на героиню. Здесь Иванов использует прием иконописи.

 

Лопаты, грабли, косы, топоры, платки в картинах Иванова становятся многозначными приметами деревенского бытия, размеренного и как будто вечного. Сами хозяйственные подробности — косьба, еда деревянными ложками, качание самодельной люльки с младенцем, ворошение граблями сухой травы — все это обретает характер некоего торжественного акта и создает атмосферу образной значительности, напряженного эмоционального строя.

    «М.Г.Бурцев.1964 г. Зарисовка характера. В этом современном человеке проглядывается что-то далёкое от казацкой вольницы Степана Разина. Есть в нём дерзость, зоркость, отвага и свободолюбие.

Эту зарисовку сделал в приокских лугах».

 

 

Солдат И.М.Миронов. 1964.

 

    

    «Иногда про мои работы говорят, что они о тяжёлой, изнурительной жизни. Ничего подобного! У меня смысл другой: посмотрите, какой в этих тяжёлых условиях герой – человек, какой он сильный, красивый, добрый, он прекрасен! Вот в чём смысл. Для меня жизнь народа, его облик, сущность – главное в искусстве. Смысл моего творчества не в осуществлении той личной свободы, которую сегодня объявили приоритетом над всем и вся, а в том, чтобы выразить смысл нравственных устремлений моего народа, какие в народе существуют нравственные движения, вот их уловить…

По Шолохову, свода творчества заключается в обретении несвободы от нравственных устоев народа. Без такой несвободы творчество становится опустошённым, бессильным и, в конечном итоге, просто никому не нужным.

Я только всегда хочу выразить лучшее в человеке по моим понятиям, то, что извечно жило в традиции нашей культуры, что отвечает нравственным представлениям, что сейчас существует и должно существовать дальше».

Виктор Иванов … пишет свою Рязанщину: «Овраг в селе Исады» (1996), «Владимир Конкин. Исады» (1996), «Елена Миновна Ерхова» (1997), «У оврага» (1999)… Его палитра сдержанна и скромна, как пейзаж средней России. Излюбленная красно-оранжевая гамма, резкая гармония черно — белого… Ведь «шестидесятники», как бы вторя нигилисту Базарову, считали, что писать красиво — неприлично… Но «суровый стиль» В. Иванова по-настоящему красив! Красив своей цветовой сдержанностью, музыкальными ритмами, композиционной выверенностью. Красив весь этот монолитный сплав, вобравший в себя стремительные мазки кисти. И в «Луне над водой» (1992), и в «Перекуре» (1994), и в «Цыганах», и во многих других произведениях В. Иванова — композиция конструктивна, мысль четко сформулирована, высокая культура рисунка, а также гармония насыщенного, глубокого цвета.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Отвечая на вопрос, как к нему и его работе относятся его герои из рязанской деревни, Виктор Иванович рассказал о работе над картиной «Уборка картошки», которая сейчас находится в Государственном Русском музее: «Холодно. Женщины перевязывают себе талию тёплыми платками, чтобы не застудиться. Стоят, перевёрнутые вниз головой. Руки раскалённые, красные. Они в холодную, жёсткую землю, как в раскалённый металл их погружают. Я хожу, рисую. Женщины стесняются своих поз,  свих рук. Но в какой-то момент они почувствовали, что я делаю это из глубочайшего к ним уважения. Никакого чувства высокомерия, насмешки, неуважения нет в помине. Они перестали стесняться меня, своих рук, своих поз. Они почувствовали, что я не просто любуюсь ими. Они для меня что-то высшее, хотя я не слепой и прекрасно вижу и знаю их недостатки. В своей деревне я могу войти в любой дом, и все, от мала до велика, знают, что я – их художник!»

«В нравственном оздоровлении общества, естественно, большое место должно принадлежать искусству. Оно теряет самобытность. Всё самое безнравственное, чуждое народным традициям идёт с Запада, из Америки. Есть силы, вольно или невольно способствующие если не принижению в целом русской художественной культуры, то, во всяком случае, сглаживанию, срезанию её  великолепных самобытных вершин…

… войдём в зал (Третьяковки), где размещены произведения эпохи «Союза русских художников», так называемый «малявинский». Первое, что бросается в глаза – всех этих замечательных художников, каждый из которых заслуживает серьёзной уважительной экспозиции, как говорится, скопом втиснули в один зал, перемешали и представили как бы «общим списком». Для экспозиторов они как бы второй сорт художников. И это по отношению к мастерам, которые отдали весь свой талант изображению России, русского человека. С такой подлинностью, какой ещё не было в нашем искусстве! Именно так, в соответствии с их значением и местом, они были показаны раньше, в прежней экспозиции.

Это не частности, не мелочи. В конце прошлого века были  150-летние юбилеи Ильи Репина, Виктора Васнецова, Василия Сурикова. Отмечались эти события более чем скромно.  В печати и на телевидении положительные отзывы были единичны. Чаще звучала откровенная враждебность. И это при том неистовом разгуле празднеств и пиров, которые постоянно видим на ТВ, читаем в печати о юбилейных торжествах всяких очередных «гениев» и «звёзд», всем уже давно набивших оскомину».

Много мудрых мыслей и слов Виктор Иванович высказывает о течении нашей русской жизни, обращаясь к прошлому и глядя в будущее, он думает о нас, чем живёт русский человек, как меняется его сознание, и что ждёт впереди. Нам о том тоже не худо думать почаще.

«Вообще сейчас в жизни происходит много чего, тревожащего душу. Я смотрю на детей, и закрадывается иногда чувство, что вижу обречённых людей. Может, это ощущение неверное. Хотелось, чтобы оно было неверным…

 

Я думаю, что, прежде всего, надо прививать любовь к родному краю, его истории, учить видеть красоту родных мест. С этого начинается личность. Я заметил: в школе висит стенд об истории села, но дети ничего о селе не знают. Я, бывая в школе, рассказываю о том, что знаю сам. Чувство родины – особый дар, не у всех он есть. Но это чувство можно развить. Может быть, были бы даже полезны уроки, которые обязательны для художника. Они называются «смотрение в даль». Ощущение природы настолько сильно, что через полчаса «смотрения» будто обретаешь второе дыхание.

Через любовь к малой родине приходит чувство ответственности за судьбу своей страны. Этим чувством всегда были богаты русские люди. Помните лесковского «Очарованного странника» — историю прожившего большую жизнь человека? Когда его спрашивают, куда же вы теперь идёте, он отвечает: «Пострадать за Русь». Простой человек нёс в себе чувство причастности ко всей России, и за неё пострадать – для него великая обязанность и счастье. Вот это, на мой взгляд,  мы сейчас теряем.

Люди сейчас не меньше, чем в силе физической, нуждаются в силе духовной…

Неустройство страны, которое сейчас происходит, наверное, потому, что не соответствует характеру народа, укладу его жизни, его нравственной сути.

Я вижу, как начинают размываться лучшие черты моих земляков: цельность, сила, разжижается и ухудшается характер. Народ безмолвствует, не спешит проявить свою мудрость, отвагу и другие национальные добродетельные качества. Появляются безразличие и тупость. Я и хочу, чтобы каждый вложил кусочек своего труда, чтобы остановил деградацию. Я по мере сил стараюсь что-то делать, хотя бы не во вред. Беседую с людьми, стараюсь объяснить, что загубили нас фальшивые оптимисты, шапкозакидатели…

По убеждениям я коммунист, хотя никогда не состоял в партии…

Самое важное сейчас – не потерять представления о добре и зле, которые свойственны русскому народу. Это поможет найти путь к оздоровлению. Вера и цель – важнейшие ориентиры в нашей жизни. Смысл жизни приобретает огромное значение, когда есть согласие с самим собою и бесстрашие перед подлостью и предательством.

(См. документальный фильм с участием В.Иванова На Золотой Горе.)

Источники

     Вера Кирсанова. Путь шестидесятника.

Мария Иванова. Праздник в Рязани.

Лидия Крючкова. «Уроки «смотрения в даль»…». Рязанские ведомости. №189 (1187), 27.09.2001.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

1 Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 3 =