Несгораемый Степашкин

Всем доброго здоровья!

Время от времени война напоминает о себе. Великая Отечественная, от которой наши дни отделяет уже 8 десятков лет… Могут нахлынуть воспоминания на потомков солдат и офицеров той войны, снова вспыхнувшее желание восстановить, понять, как тогда всё было… где погиб, как… что чувствовал, что его окружало, кто был рядом с ним… Если получил такие вопросы от людей, надо помочь обязательно, такие мысли в голове не сами собой вдруг появляются, их посылает Господь.

На этот раз весть пришла неожиданно из Москвы через Рязанскую областную научную библиотеку Горького (РОУНБ). Исады, ваш уроженец, есть история авиационного техника, хотим узнать, есть ли потомки… В Москве, в Печатниках есть старая школа, которая носит имя дважды героя Советского Союза И.С.Полбина, в которой с давних лет, когда ещё собирались сами ветераны, существует музей Полбина и 6-го гвардейского бомбардировочного авиационного корпуса, которым он командовал. Музей живёт, им занимается учитель истории Сидоров Олег Владимирович. Он и решил уточнить давно хранившуюся в музее историю нашего земляка – Степашкина Ивана Михайловича. Иван Михайлович воевал рядом с героем И.С.Полбиным в 82-м гвардейском бомбардировочном авиаполку механиком, готовил в течение всей войны к боям бомбардировщики. Иван Михайлович многое пережил, вернулся живым, поведал в 1987-м свои самые глубоко врезавшиеся воспоминания о войне.

Степашкин Иван Михайлович

Поискав по всем нашим военным базам данных, я понял, что мы ничего об этом человеке раньше не знали. Он родился в Исадах в 1919 году. В какое-то время уехал в Москву, откуда в 1939 году был призван на срочную воинскую службу в Красную Армию. Как и для всех его одногодков, военная служба для него слилась с войной, домой он пришёл только в 1945-м гвардии старшиной.

Мы попытаемся найти московские следы этого человека, возможно, его потомков. Пока не очень ясно, какой из московских военкоматов хранит нужные сведения. Иван Михайлович призывался военкоматом старого Кировского района в 1939-м (это было Замоскворечье, рядом с Павелецкой). Сведения о о демобилизации осели, видимо, в Савёловском ОВК. Но на документах 1980-х годов есть следы военкоматов ещё 3-х районов того времени: Фрунзенского, Ворошиловского и Краснопресненского. В одном из них хранится его личное дело.

Первой наградой Ивана Михайловича была медаль «За боевые заслуги» 24.04.1943 года. В наградном листе записано, что моторист 2-й авиаэскадрильи 82-го гв бап гвардии сержант Степашкин находился на фронте с октября 1942 года.

«Самолёт, на котором работает тов.Степашкин всегда своевременно выходит на боевое задание… Материальная часть самолёта всегда работала безотказно и содержалась в отличном состоянии. Работая днём и ночью, техсостав самолёта в минимально короткий срок производил смену моторамы, благодаря чему самолёт быстро был введён в строй».

Следующую награду Иван Михайлович получил сразу после окончания войны, 14.05.1945. Но до этого было происшествие, о котором расскажем чуть позже. В наградном листе 82-го гв бап сказано, что Иван Миха   йлович участвовал в войне с июля 1941 на Западном, Северо-Западном, Волховском, Калининском, Воронежском, Степном, 2-м и 1-м Украинских фронтах. Он обслужил 169 боевых самолёто-вылетов. После награждения медалью «За боевые заслуги» обслужил последние 111 боевых вылетов.

Пикирующие бомбардировщики ПЕ-2 в боевой работе.

«…не имея при этом ни одного случая невыхода или возвращения самолёта с маршрута по его вине. За этот период времени заменил 18 моторов, 11 блоков, 9 нагнетателей, восстановил в полевых условиях 4 самолёта среднего ремонта, из них в зимних условиях – 3. В апреле 1944 года при подготовке самолёта к повторному боевому вылету, при взрыве бомбы получил тяжёлое ранение.

Тов. Степашкин честно, с чувством долга, ответственности готовит самолёты к боевым вылетам. Обнаруженные дефекты и неисправности устраняет вовремя и качественно. Своим самоотверженным трудом, не считаясь со временем, днём и ночью, работает по подготовке материальной части к боевым вылетам.

При поверке состояния материальной части самолётов ПЕ-2 комиссией ВВС КА его самолёт признан в отличном состоянии, за что получил благодарность от командира полка. В своей работе проявляет большое упорство и настойчивость. Не смотря на то, что имеет ожог рук, тов.Степашкин продолжает эксплоатировать материальную часть».

12.09.1945 Иван Михайлович был награждён медалью «За победу над Германией», а в юбилейном 1985 году 6 апреля – орденом Отечественной войны I степени.

А теперь о том происшествии апреля 1944 года, о котором говорилось в наградном листе…

Взрыв 2-х ФАБ – 250, изготовленных на немецких заводах

В 1944 году 82 гв. БАП базировался на аэродроме села Войтовка вблизи города Умани.

Личный состав выполнял боевую задачу по уничтожению водных переправ, скопления на них живой силы и боевой техники отступающего противника. Утром 12 апреля из разведки возвратился экипаж командира звена Ф. Н. Солодко.

К самолёту послушать доклад о её результатах собралось много лётного и лиц технического состава, связанных с подготовкой самолёта к предстоящему боевому вылету.

Доставили бомбы под самолёт. На одной из них к замене взрывателя с немецкого на отечественный приступила мастер по вооружению Мария Михайловна Винокурова. При его вывёртывании в результате устроенной ловушки немецкими конструкторами сработал «самоликвидатор» и произошёл взрыв бомбы. Через некоторое время взорвалась и вторая бомба.

В результате уничтожено:

    1. Самолёт ПЕ – 2
    2. Два бензозаправщика
    3. Погибли при взрыве и захоронены в селе Войтовка:
      • Беляев Михаил Фёдорович, 1920 – гвардии старшина, заместитель старшего техника по вооружению;
      • Буханцев Александр Филиппович, 1915 – гвардии старший лейтенант, штурман звена;
      • Винокурова Мария Михайловна, 1921 – гвардии сержант, мастер по вооружению;
      • Дудкин Михаил Филиппович, 1916 – гвардии старший лейтенант, штурман звена;
      • Журавлёв Пётр Пантелеевич, 1911 – гвардии капитан, уполномоченный контрразведки «СМЕРШ» при 82 гв. БАП;
      • Куликов Александр Ефимович, 1912 – гвардии старший техник-лейтенант, старший инженер 82 гв. БАП;
      • Листов Александр Илларионович, 1920 – гвардии старшина, воздушный стрелок-радист;
      • Николаев Александр Григорьевич, 1923 – младший лейтенант, лётчик;
      • Орлов Фёдор Михайлович, 1925 – ефрейтор, воздушный стрелок-радист;
      • Треушков Павел Дмитриевич, 1921 – гвардии старшина, старший авиационный механик;
      • Кузнецов Виктор Дмитриевич, 1912 – гвардии старший лейтенант, помощник начальника штаба по оперативной части 82 гв. БАП.
    1. Умершие в больнице и захороненые в г. Умани:
      • Скоробогатов Владимир Фёдорович, 1913 – гвардии капитан, командир авиаэскадрильи;
      • Солодко Фёдор Никитович, 1918 – гвардии младший лейтенант, командир звена;
      • Тюриков Степан Павлович, 1906 – гвардии майор, командир 82 гв. БАП

5 мая 1987 года Виктор Бакланов записал со слов самого Ивана Михайловича следующий рассказ об этом происшествии.

Несгораемый Степашкин

Из 20 с лишним человек, находившихся в это время на аэродроме возле пикирующего бомбардировщика ПЕ – 2, в живых осталось только несколько. Среди них – гвардии старшина Иван Михайлович Степашкин, который был ближе многих к месту взрыва. По сути, в самом его центре: 250-килограммовая немецкая фугасная бомба взорвалась в трёх-четырёх метрах от него…

Это был самый обычный день прифронтового аэродрома. Одна за другой после стремительного разбега поднимались в воздух тяжелогружённые авиабомбами «пешки». Сомкнувшись после взлёта в тройки и девятки, они с грозным гулом уходили в сторону фронта. Ну а те, кто уже отбомбились, в это время возвращались на родной аэродром.

Вот приземлились первая, вторая, пятая, а потом и его, гвардии старшины Ивана Степашкина машина. Рулит к своей стоянке, вздымая облако пыли. А Иван «ведёт» её, потом скрестив над головой руки, подаёт командиру экипажа знак «выключай» — прикатили, мол, на место. Спрыгнув на землю через носовой люк, экипаж пошёл на доклад к командиру полка. Самолёт же тем временем попал в руки наземной технической службы…

Ничуть не погрешу против истины, если скажу, что авиамеханики, оружейники, прибористы, радисты – это зачастую безвестные работники войны своим каждодневным и ох каким нелёгким трудом на земле во многом обеспечивали успех авиации в воздухе. Среди них был и Иван Михайлович Степашкин, авиамеханик 82-го Гвардейского орденов Суворова и Кутузова полка пикирующих бомбардировщиков.

Как обычно, Степашкин тщательно провёл послеполётный осмотр машины: пробоин от пуль и снарядов нет; шасси, элероны, рули поворота, винты – всё в порядке. Вот только сверху по капоту левого мотора протянулось несколько тёмных полосок, откуда-то выбивает масло. Надо было повнимательнее осмотреть мотор, решил Степашкин. Забравшись по стремянке и отодвинув крышку капота, он склонился над мотором. Откуда же течь? Так уж случилось, что миг этот и невольный вопрос «Откуда же течь» запомнился Ивану Михайловичу на всю оставшуюся жизнь.

Из воспоминаний Степашкина И. М.:

«В момент взрыва немецкой авиабомбы я оказался между блоками мотора – искал откуда выбивает масло. Это видимо меня и спасло. Осколки взорвавшейся внизу авиабомбы изрешетили весь самолёт, пробили мотор и уже через металл достали меня. Один из осколков и сегодня ношу в правом лёгком, он у меня вроде барометра, первым предсказывает изменения погоды. Даёт о себе знать, подолгу не утихает — это моя боль войны.

Звука взрыва я не слышал. Хорошо помню только одно мгновение – ярко-красные всполохи в глазах и больше ничего. Те, кто видел взрыв со стороны, говорят, что взрывной волной меня подбросило над самолётом метров на десять. А падал вниз уже в бушующее пламя. Дело в том, что в момент взрыва авиабомбы буквально рядом с бомбардировщиком стояли два бензовоза с полными цистернами. И вот в этот гигантский факел, зажжённый из десяти тонн бензина, я  и приземлился. Очнулся только на земле. Стою и не пойму, где я и что со мной происходит – мне жарко, невыносимо жарко. Хочу открыть глаза и не могу, не слушаются меня веки. Наконец пальцами приоткрыл веки глаз и всё понял. Кругом бушует огонь. Горит на мне комбинезон, горят рукава, горят волосы. Но всё никак не могу двинуться с места. Огонь тянет куда-то к верху. И вот тогда наклонился я вперёд, сделал один шаг, другой шаг, ещё рывок, ещё и … вырвался из клокочущего факела, покатился, что было сил по траве, сбивая с себя пламя. Потом рискуя жизнью, меня тушили однополчане. Риск, прямо скажу, был немалый. На горящем бомбардировщике начали взрываться боеприпасы. Сбили с меня огонь и бегом понесли в санчасть. Я же по пути просил их только об одном: «Ребята дорогие, закройте меня от солнца!» Тогда мне казалось, что оно так невыносимо печёт. Что такое ожог, пусть даже пустячный, каждый по себе знает, ну а у меня полностью обгорело лицо, руки, часть тела. Обгорел до такой степени, что впоследствии заново, как у младенца, вырастали на пальцах рук ногти, а на голове волосы. Сколько многомесячных мук пришлось вытерпеть – не буду говорить. Наверно выдержал всё это только потому, что выхаживали всем полком. Не раз приезжал в госпиталь наш боевой командир Иван Семёнович Полбин! В одно из таких посещений забрал меня из общевойскового медсанбата в нашу авиационную медчасть, мол, мы быстрее выходим. Ухаживали за мной медсёстры Оля и Галя. Фамилии девчат запамятовал, но на всю жизнь запомнил их серьёзную заботу и милосердие. Мне сделали десять переливаний крови, а давали кровь мои однополчане. Она и поставила на ноги, вернула к жизни. Она и сегодня во мне пульсирует, каждое мгновение напоминает о великом бескорыстном, фронтовом братстве, верности и товариществе. Ну, а когда поправился, то медкомиссия единодушно пришла к выводу – не воин больше Степашкин, списать его под чистую и вернуть домой. Возвратился в Москву, сняли с воинского учёта и предложили работу в военкомате, да только отказался от неё. Как же так думаю, друзья там воюют, а я буду здесь? И отправился на свой страх и риск на фронт, искать свой родной полк пикировщиков. Нашёл его аж подо Львовом. Приняли, как родного. Дошёл и долетел до самого Берлина и до Праги. Сотни? (десятки) вылетов сделала ещё моя «пешка», приближая день Победы».

Иван Михайлович бережно достаёт из старого ещё довоенного образца шкафчика костюм, на котором прикреплены награды – орден Красной Звезды и медали «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги». Кладёт на стол дорогие фронтовые реликвии. Среди них благодарственная грамота от I Украинского фронта, подписанная командующим фронта Маршалом Советского Союза И. Коневым: «Сердечное спасибо за отличную службу в войсках фронта. Желаем здоровья и успехов на фронте мирного социалистического труда, на благо и счастье нашей Родины».

И этому фронтовому наказу Иван Михайлович Степашкин верен и сейчас. Свидетельство тому медаль «Ветеран труда» за почти тридцатилетний стаж на одном и том же предприятии.

***

После войны Иван Михайлович работал в хозяйстве ЦК КПСС дворником, парковым рабочим. Больше о нём мы по ка ничего не знаем. Поиски по доступным метрическим книгам исадской церкви помогли найти любопытную запись, возможно о родителях Ивана Михайловича и рождении в 1909 году его старшего брата. У Степашкина Михаила Абрамовича и его жены Натальи Григорьевны тогда родился сын и был крещён Василием. Но это только предположение.

Просьба ко всем, кто что-то знает о родных Степашкина Ивана Михайловича, о нём самом сообщить на наш сайт или в нашу группу «ВКонтакте».

Летописец.

Поделиться:
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились