Может быть, пора угомониться…?

Умер старый учитель Анатолий Николаевич Артёмов.

Может быть, пора угомониться?
Но я, грешным делом, не люблю
Поговорку, что иметь синицу
Лучше, чем грустить по журавлю.

Почему-то пару дней назад с утренним подъёмом и по дороге из дома пришла в голову эта песня. И стал вспоминать своих школьных учителей. Вспомнил и учителей Исадской школы, Анатолия Николаевича. Дни мои юные и годы, когда я с ним познакомился, остались, наверно, самыми светлыми и яркими в моей жизни. Они были шумными, весёлыми, полными событий. И я с учениками Исадской школы окунулся в увлекательное приключение под названием туристические слёты. Областные, районные… Жизнь в палатках среди огромного количества такой же молодой красивой толпы ребят и девочек, бодрых и весёлых учителей. Они тоже приезжали на этот праздник и радовались полноте жизни, встречам с друзьями и природой. И на этих встречах по вечерам был он с голосистым баяном, а вокруг него всегда самая красивая учительская молодёжь. А днём соревнования. Его коронный географический этап составления карты местности, где он всегда выбирался в судьи. Спортивное ориентирование — тоже его, туртехника, контрольно-комбинированный маршрут (ККМ)…

На слётах он всегда руководил командой, умел настроить на борьбу, разложить этапы, чётко объяснить задачи. Но радость жизни его порой могла переполнять, и всегда рядом с ним находился его друг и коллега, который его уравновешивал, а в случае необходимости мог подстраховать — Целикин Николай Александрович. Так они и полюбились нам, «лёд и пламень», были нами оба бесконечно уважаемы. Сколько команд и поколений ребят он туда свозил… А в школе — география, уроки пения под его аккомпанемент на баяне. Льются слова его песни…

Славное море — священный Байкал,
Славный корабль — омулёвая бочка.
Эй, Баргузин, пошевеливай вал…

— Володя, вот скажи, что такое Баргузин?
— Ня знаю… Мужик, мож, какой…

И вообще мужчина-учитель в школе всегда воспринимался по-особому, сейчас их совсем мало. Его любили и ребята, и девчонки. Всегда душа компании, школьные веселья — с ним. На всех встречах выпускников и торжественных собраниях в школе он выступал. Умел говорить чётко, ясно, с душой… А вот стал искать его фотографии — и почти нет. Все есть, а его нет. Сбоку или случайный кадр. А вот тут все мы есть, Николай Александрович Целикин, а его снова нет… Ровно два года назад в школьном спортивном зале вместе праздновали 150 лет учреждения школы в Исадах. Многих вспоминали тогда за общим столом. Через год ушёл из жизни Николай Александрович, вместе его хоронили. А ещё через год пришёл и его час…

Последнее время он как будто стеснялся разговоров, уходил со встреч и один сидел где-нибудь в сторонке. Там с ним поговорили в последний раз у ступеней школы. Живёт человек, пока молодой, и многие вокруг ему рады. А состарится и уходит почему-то обычно в одиночестве…

Светлая память и Царство небесное!

Летописец.

Поделиться:
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились