Псковские усадьбы Кожиных

Доброго здоровья!

Продолжаем рассказ о ветвистом родословном древе дворян Кожиных. Мы уже поведали об их давнем происхождении на Тверской земле, откуда путём покупки имения Репец в Задонском уезде Иосиф (Осип) Иванович Кожин начал ветвь воронежских (липецких) потомков. И вот, спустя всего несколько лет, его сын Артамон Осипович открывает ветвь псковских Кожиных. В скором времени от задонских отпочкуются рязанские…

Где бы ни появлялись Кожины, они строили церковь. Там, где она уже была, смотрели на неё внимательным взглядом и обновляли либо перестраивали… Так на псковской земле был построен самый большой усадебный храм Вознесения в Бельском Устье. Сажали парки, устраивали пруды… Проходили одни времена, наступали времена красного мракобесия… От всех усадебных кожинских красот остаются лишь остовы храмов, некоторым из которых удаётся всё же выживать. Но только там, где дух в людях не угас. А вот так говорили с властями, закрывавшими церкви в 1926 году православные порховского уезда: «…из него вы должны видеть непреклонную волю народа, каковая не только не удовлетворяется при всей ея законности, но как-то попирается властью на месте… Еще раз убедительно просим сделать немедленное распоряжение Порхову о немедленном открытии хотя бы одного придела храма ко дню праздника Рождества Христова по старому стилю». Любопытно вчитаться в причины, которые выдумывали власти тогда, чтобы закрыть храм, их ожидание скорого разрушения здания. Что-то это мне напоминает? Уж, не сегодняшний ли день в Исадах? Неужели, власть та же жива и ничего не поменялось?

Ныне в Бельском Устье храм почти восстановлен, по словам псковитян. А о церкви в Красных (Княжьих) Горках можно лишь услышать: «посреди… растут высокие, в колокольню ростом, берёзы, и трещины на боковых фасадах… говорят, вернее всего, о том, что спасение невозможно – это трагедия не только Княжьих Горок и Псковской земли. Это сама неизбывная трагедия России, погибающей на наших глазах.»

Заглянем в псковские имения Кожиных!

Посвящаю этот небольшой рассказ памяти моего деда Щаулина Николая Егоровича, которого я никогда не видел и который дважды прошёл по порховской земле, через кожинские места, через реку Шелонь. В июле 1941-го, отступая мимо города Дно: «когда противник прорвался и подходил к огневой позиции, забрасывая её ручными гранатами, будучи в то время командиром орудия, тов.Щаулин из своего орудия стал в упор расстреливать озверевших фашистов, прикрывая отход остальных своих 3-х орудий. Когда орудия были на новых огневых позициях, тов.Щаулин с боем вывел и своё орудие…» А в феврале 1944-го уже наступая под тем же Дно, будучи командиром батареи, был тяжело ранен немецкой разрывной пулей…

Летописец.

Поделиться:
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились